Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Слышался глухой рокот разлившейся реки. Лодку дернуло, и он  понял,  что
ослабевший было фалинь, которым лодка была привязана к сосне, опять  на-
тянулся. Обломок льдины ударился о корму и проскреб по борту. "Ну что ж,
второй ледоход покамест не настиг меня", - подумал Харниш, закрывая гла-
за и опять погружаясь в сон.
   На этот раз, когда он проснулся, было светло. Солнце  стояло  высоко.
Харниш бросил взгляд на далекие берега и понял, что это уже не Стюарт, а
могучий Юкон. Скоро должна показаться Шестидесятая Миля. Он был удручаю-
ще слаб. Медленно, с неимоверными усилиями, задыхаясь и беспомощно  шаря
руками, он приподнялся и сел на корме, положив возле себя ружье. Он дол-
го смотрел на Элию, стараясь разглядеть, дышит тот или нет; но в нем са-
мом уже едва теплилась жизнь, и у него не было сил подползти поближе.
   Он снова погрузился в свои мысли и мечты, но их часто прерывали мину-
ты полного бездумия; он не засыпал, не терял сознания, он просто  перес-
тавал думать, словно зубчатые колеса, не цепляясь друг за друга,  верте-
лись у него в мозгу. Но мысль его хоть и  бессвязно,  все  же  работала.
Итак, он еще жив и, вероятно, будет спасен; но как это случилось, что он
не лежит мертвый, перегнувшись через край лодки на ледяной глыбе?  Потом
он вспомнил свое последнее нечеловеческое усилие. Что заставило его сде-
лать это усилие? Только не страх смерти. Он не боялся умереть,  это  не-
сомненно... Так что же? - спрашивал он себя. Наконец  память  подсказала
ему, что в последнюю минуту он подумал о предстоящем открытии золота,  в
которое твердо верил. Значит; он сделал усилие  потому,  что  непременно
хотел участвовать в будущей крупной игре. Но опять-таки ради  чего?  Ну,
пусть ему достанется миллион. Все равно он умрет, умрет,  как  те,  кому
всю жизнь только и удавалось, что отработать ссуду. Так ради чего же? Но
нить его мыслей рвалась все чаще и чаще, и он безвольно отдался сладост-
ной дремоте полного изнеможения.
   Очнулся он вдруг, словно кто-то толкнул его. Какойто внутренний голос
предостерег его, что пора проснуться. Он сразу увидел факторию  Шестиде-
сятой Мили, до нее оставалось футов сто. Течение привело его лодку прямо
к самой цели, но то же течение могло унести ее дальше, в пустынные плесы
Юкона. На берегу не видно было ни души. Если бы не дымок,  поднимавшийся
из печной трубы, он решил бы, что фактория опустела. Он хотел  крикнуть,
но оказалось, что у него пропал голос. Только какой-то звериный  хрип  и
свист вырвался из его гортани. Нащупав ружье, он поднял его  к  плечу  и
спустил курок. Отдача сотрясла все его тело, пронизав жгучей  болью.  Он
выронил ружье, оно упало ему на колени, и он больше не мог поднять  его.
Он знал, что нельзя терять ни секунды, что он сейчас лишится  чувств,  и
снова выстрелил, держа ружье на коленях. Ружье  подскочило  и  упало  за
борт. Но в последнее мгновение, прежде чем тьма поглотила его, он  успел
увидеть, что дверь фактории отворилась и какая-то женщина вышла на порог
большого бревенчатого дома, который отплясывал неистовый танец среди вы-
соких деревьев.
 
 
   ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
 
   Десять дней спустя на Шестидесятую Милю приехали Харпер и Ледыо. Силы
еще не полностью вернулись к Харнишу, однако он уже настолько оправился,
что немедля осуществил свое намерение: уступил третью часть  своих  прав
на "Поселок Элам Харниш" в обмен на пай в их клондайкском поселке. Новые
партнеры Харниша были полны радужных надежд,  и  Харпер,  нагрузив  плот
съестными припасами, пустился вниз по течению, чтобы  открыть  небольшую
факторию в устье Клондайка.
   - Почему бы тебе не пошарить на Индейской реке? - сказал  Харнишу  на
прощание Харпер. - Там пропасть ручьев и оврагов, и золото, небось, пря-
мо под ногами валяется. Вот увидишь: когда откроется  золотое  дно.  Ин-
дейская река в стороне не останется.
   - И лосей там полным-полно, - добавил Ледью. - Боб Гендерсон забрался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.