Случайный афоризм
Писать - значит в известном смысле расчленять мир (или книгу) и затем составлять их заново. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ной жизни. Для него со смертью все кончалось. Он всегда в это верил и не
испытывал страха. И сейчас, когда пятнадцать футов отделяло лодку от ре-
ки, а он и пальцем не мог пошевелить, чтобы сдвинуть ее с места, он  все
так же твердо верил, что со смертью все кончается, и не испытывал  стра-
ха. В его представлениях об окружающем мире было слишком  много  трезвой
простоты, чтобы их могло опрокинуть первое - или последнее -  содрогание
жизни, убоявшейся смерти.
   Он видел смерть, видел, как умирают люди и животные; память услужливо
воскрешала перед ним десятки картин смерти. Он снова глядел на них,  как
глядел когда-то, и они не страшили его. Что ж, эти люди  умерли,  умерли
давно. Мысль о смерти уже не тревожит их. Они не висят, перегнувшись по-
полам, на корме лодки в ожидании конца. Умереть легко, он никогда не ду-
мал, что это так легко; и, чувствуя приближение смерти, он даже радовал-
ся ей.
   Но внезапно новая картина встала перед ним.  Он  увидел  город  своих
грез - золотую столицу Севера, привольно раскинувшуюся на высоком берегу
Юкона. Он увидел речные пароходы, в три  ряда  стоящие  на  якоре  вдоль
пристани; лесопилки на полном ходу; длинные упряжки лаек,  везущие  спа-
ренные нарты с грузом продовольствия для приисков. И еще он видел  игор-
ные дома, банкирские конторы, биржу, крупные ставки,  широкое  поле  для
азартнейшей в мире игры. Обидно  все-таки,  подумал  он,  упустить  свое
счастье, когда нюхом чуешь все это и знаешь, что откроется золотое  дно.
От этой мысли Жизнь встрепенулась в нем и снова начала плести свою веко-
вечную ложь.
   Харниш перевернулся на бок, скатился с кормы и сел на лед, прислонясь
спиной к лодке. Нет, он не хочет выбывать из игры. Да и с  какой  стати?
Если собрать воедино все остатки сил, еще таящиеся в его ослабевших мыш-
цах, он, без сомнения, сумеет приподнять  лодку  и  столкнуть  ее  вниз.
Вдруг ему пришло в голову, что хорошо бы  войти  в  долю  с  Харпером  и
Ледью, застолбившими место под поселок на Клондайке. Дорого они не  зап-
росят за пай. Если золотым дном окажется Стюарт,  он  найдет  счастье  в
"Поселке Элам Харниш"; а если Клондайк - то ему тоже кое-что перепадет.
   А пока что надо собраться с силами. Он ничком растянулся  на  льду  и
пролежал так с полчаса. Потом встал, тряхнул головой, прогоняя искрящий-
ся туман, застилавший ему глаза, и взялся за лодку. Он отлично  понимал,
чем он рискует. Если первая попытка сорвется, все дальнейшие усилия  об-
речены на неудачу. Он должен пустить в ход все свои скудные силы до пос-
ледней капли, вложить их целиком в первый же толчок" так как для второго
уже не останется ничего.
   Он начал подымать лодку; он подымал ее не только напряжением мышц,  а
всем существом своим, истощая до отказа в этой отчаянной попытке все си-
лы тела и души. Лодка приподнялась. У него потемнело в глазах, но он  не
отступился. Почувствовав, что лодка сдвинулась с места и заскользила  по
льду, он последним усилием прыгнул в нее и повалился на  ноги  Элии.  Он
остался лежать, даже не пытаясь приподняться, но услышал плеск и  ощутил
движение лодки по воде. Взглянув на верхушки  деревьев,  он  понял,  что
лодку крутит. Вдруг его крепко тряхнуло, и кругом полетели осколки  льда
- значит, она ударилась о берег. Еще раз десять лодку крутило и  било  о
берег, потом она легко и свободно пошла вниз по течению.
   Когда Харниш очнулся, он взглянул на солнце  и  решил,  что,  видимо,
проспал несколько часов. Было уже за полдень. Он подполз к корме и  при-
поднялся. Лодка шла серединой реки. Мимо  проносились  лесистые  берега,
окаймленные сверкающей ледяной кромкой. Рядом с лодкой плыла  выворочен-
ная с корнями гигантская сосна. По прихоти течения лодка и дерево столк-
нулись. Харниш дотащился до носа и прикрепил фалинь к корневищу.  Сосна,
глубже погруженная в воду, чем лодка, шла быстрее; фалинь  натянулся,  и
дерево взяло лодку на буксир. Тогда он окинул  мутным  взглядом  берега,
которые кружились и пошатывались, солнце, словно  маятник  качавшееся  в
небе, завернулся в заячий мех, улегся на дно лодки и уснул.
   Проснулся он среди ночи. Он лежал на спине;  над  ним  сияли  звезды.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.