Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

трудное: спустить лодку на воду, когда вскроется река. Тщетно бродил он,
спотыкаясь, падая, двигаясь ползком - днем по талому снегу,  вечером  по
затвердевшему насту, - в поисках еще одной белки, чтобы жизненная  энер-
гия проворного зверька перешла в силу его мышц и помогла ему  перетащить
лодку через ледяную стену у берега и столкнуть на воды реки.
   Только двадцатого мая Стюарт наконец вскрылся. Ледоход начался в пять
часов утра; день уже сильно прибавился, и Харниш, приподнявшись, мог ви-
деть, как идет лед. Но Элия уже ко всему был безучастен;  сознание  едва
теплилось в нем, и он лежал без движения. А  лед  несся  мимо,  огромные
льдины наскакивали на берег, выворачивая корни деревьев, отваливая сотни
тонн земли. От этих чудовищной силы толчков  все  кругом  содрогалось  и
раскачивалось. Час спустя ледоход приостановился: где-то ниже по течению
образовался затор. Тогда река стала вздуваться, все выше поднимался лед,
пока он не поднялся над берегом. Вода с верховьев все прибывала, неся на
себе все новые и новые тонны льда. Громадные  глыбы  с  ужасающей  силой
сталкивались, лезли друг  на  друга,  стремительно  подскакивали  вверх,
словно арбузное семечко, зажатое ребенком между большим  и  указательным
пальцем; вдоль обоих берегов выросла ледяная стена. Потом затор  прорва-
ло, и грохот сшибающихся и трущихся друг о друга льдин стал еще  оглуши-
тельней. С час продолжался ледоход. Вода в реке быстро убывала. Но ледя-
ная стена по-прежнему высилась над берегом.
   Наконец прошли последние льдины, и впервые за полгода  Харниш  увидел
чистую воду. Он знал, что ледоход не кончился, торосы в верховьях в  лю-
бую минуту могли сорваться с места и двинуться вниз по реке, но  положе-
ние было отчаянное, нужда заставляла действовать немедля. Элия так осла-
бел, что мог умереть с минуты на минуту, И сам он далеко не был  уверен,
хватит ли у него сил спустить лодку на воду. Оставалось одно - пойти  на
риск. Если дожидаться второго ледохода, Элия наверняка умрет,  а  скорее
всего - они умрут оба. Если же он сумеет спустить лодку,  если  опередит
второй ледоход, если их не затрет льдинами с верхнего течения Юкона, ес-
ли ему повезет и в этом и еще во многом другом, тогда они  доберутся  до
Шестидесятой Мили и будут спасены, если - опять-таки если - у него  дос-
танет сил причалить на Шестидесятой Миле.
   Он принялся за дело. Ледяная стена возвышалась на пять футов над  тем
местом, где стояла лодка. Прежде всего он разыскал удобный спуск: пройдя
несколько шагов, он увидел льдину, которая достигала до  верха  стены  и
отлого спускалась к реке. Промучившись целый час, он подтащил туда  лод-
ку. Его тошнило от слабости, и временами ему казалось, что  он  слепнет:
он ничего не видел, в глазах плясали световые пятна и точки,  словно  их
засыпало алмазной пылью; сердце колотилось у самого горла,  дыхание  пе-
рехватывало. Элия не подавал признаков жизни; он лежал  не  шевелясь,  с
закрытыми глазами. Харниш один сражался с судьбой. В конце концов  после
нечеловеческих усилий он прочно установил лодку на верху ледяной  стены;
не удержавшись на ногах, он упал на колени и ползком начал перетаскивать
в лодку одеяло, ружье и ведерко. Топор он бросил. Ради него пришлось  бы
еще раз проползти двадцать футов туда и обратно, а Харниш  хорошо  знал,
что если топор и понадобится, то некому будет действовать им.
   Харниш и не подозревал, как трудно будет  перетащить  Элию  в  лодку.
Дюйм за дюймом, с частыми передышками, он поволок его по земле и по  ос-
колкам льда к борту лодки. Но положить его в лодку ему не удалось.  Будь
это неподвижный груз такого же веса и объема, его  куда  легче  было  бы
поднять, чем обмякшее тело, Элии. Харниш не мог справиться с этим  живым
грузом потому, что он провисал в середине, как полупустой мешок  с  зер-
ном. Харниш, стоя в лодке, тщетно пытался втащить  туда  товарища.  Все,
чего он добился, - это приподнять над бортом голову  и  плечи  Элии.  Но
когда он отпустил его, чтобы перехватить ниже, Элия опять соскользнул на
лед.
   С отчаяния Харниш прибег к крайнему средству. Он ударил Элию по лицу.
   - Господи боже ты мой! Мужчина ты или нет? - закричал он. -  На  вот,
черт тебя дери, на!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.