Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   ГЛАВА ВОСЬМАЯ
 
   Утром, не мешкая, отправились в путь. Хайнс, Финн и собаки,  ослабев-
шие на голодном пайке, целых два дня добирались до  стоянки.  На  третий
день, в полдень, пришел Элия, но с пустыми  руками.  К  вечеру  появился
Харниш, тоже без дичи. Все четверо тщательно просеяли снег  вокруг  кла-
довки. Это была нелегкая работа - даже в ста ярдах от  кладовки  им  еще
попадались отдельные зерна бобов. Все они проработали целый день. Добыча
оказалась жалкой, и в том, как они поделили  эти  скудные  запасы  пищи,
сказались мужество и трезвый ум всех четверых.
   Как ни мало набралось продовольствия, львиная доля была оставлена Дэ-
вису и Харнишу. Ведь двое других поедут на собаках, один  вверх,  другой
вниз по Стюарту, и скорей раздобудут съестное. А двоим остающимся предс-
тояло ждать, пока те вернутся. Правда, получая по горсточке бобов в сут-
ки, собаки быстро не побегут, но на худой конец они сами могут послужить
пищей для людей. У Харниша и Дэвиса даже собак не останется. Поэтому вы-
ходило, что именно они брали на себя самое тяжкое  испытание.  Это  само
собой разумелось, - иного они и не хотели.
   Зима близилась к концу. Как всегда на Севере, и эта весна, весна 1896
года, подкрадывалась незаметно, чтобы грянуть внезапно, словно гром сре-
ди ясного неба. С Каждым днем  солнце  вставало  все  ближе  к  востоку,
дольше оставалось на небе и заходило дальше  к  западу.  Кончился  март,
наступил апрель. Харниш и Элия, исхудалые, голодные, терялись  в  догад-
ках: что же стряслось с их товарищами? Как ни считай, при всех непредви-
денных задержках в пути они давно должны были вернуться. Несомненно, они
погибли. Все знают, что с любым путником может случиться беда, -  поэто-
муто и было решено, что Хайнс и Финн поедут в разные стороны.  Очевидно,
погибли оба; для Харниша и Элии это был последний сокрушительный удар.
   Но они не сдавались и, понимая безнадежность своего положения, все же
кое-как поддерживали в себе жизнь. Оттепель еще не началась, и они соби-
рали снег вокруг разоренной кладовки и распускали его в котелках, ведер-
ках, тазах для промывки золота. Дав воде отстояться, они сливали  ее,  и
тогда на дне сосуда обнаруживался тонкий слой слизистого осадка. Это бы-
ла мука - микроскопические частицы ее, разбросанные среди тысяч кубичес-
ких ярдов снега. Иногда в осадке попадались разбухшие от воды чаинки или
кофейная гуща вперемешку с землей и мусором. Но чем дальше  от  кладовки
они собирали снег, тем меньше оставалось следов муки, тем тоньше  стано-
вился слизистый осадок.
   Элия был старше Харниша, и поэтому первый потерял силы; он почти  все
время лежал, закутавшись в одеяло. От голодной смерти спасали их  белки,
которых изредка удавалось подстрелить Харнишу. Нелегкое это было дело. У
него оставалось всего тридцать патронов, поэтому бить нужно было  навер-
няка, а так как ружье было крупнокалиберное, он должен был угодить  неп-
ременно в голову. Белок  попадалось  мало,  иногда  проходило  несколько
дней, и ни одна не показывалась. Когда Харниш замечал  белку,  он  долго
выжидал, прежде чем выстрелить. Он часами выслеживал дичь. Десятки  раз,
сжимая ружье в дрожащих от слабости руках, он прицеливался и снова отво-
дил его, не рискуя спустить курок. Воля у него была  железная,  все  его
побуждения подчинялись ей. Стрелял он только в тех случаях, когда твердо
знал, что не промахнется. Как ни мучил его голод, как ни жаждал он этого
теплого, верещащего кусочка жизни, он запрещал себе малейший риск. Игрок
по призванию, он и здесь вел азартнейшую игру. Ставка была - жизнь, кар-
ты - патроны, и он играл так, как может играть только завзятый игрок,  -
осторожно, обдуманно, никогда не теряя хладнокровия. Поэтому он бил  без
промаха. Каждый выстрел приносил добычу, и сколько дней  ни  приходилось
выжидать, Харниш не менял своей системы игры.
   Убитая белка шла в ход вся без остатка. Даже из шкурки делали  отвар,
а косточки мелко дробили, чтобы можно было  жевать  их  и  проглатывать.
Харниш рылся в снегу, отыскивая ягоды клюквы. Спелая клюква и та состоит
из одних семян, воды и плотной  кожицы,  но  питательность  прошлогодних

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.