Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

земля. Попадались стволы древних деревьев, кости каких-то  вымерших  жи-
вотных. Однако золото они нашли - золото в крупицах! Скорей всего  здесь
должно быть и коренное месторождение. Они доберутся до него, как бы глу-
боко оно ни запряталось. Хоть на глубине в сорок футов! Они  разделились
на две смены и рыли одновременно два шурфа, работая круглые сутки:  день
и ночь дым от костров поднимался к небу.
   Когда у них кончились бобы, они отрядили Элию на стоянку,  чтобы  по-
полнить запасы съестного. Элия был человек опытный, закаленный; он  обе-
щал вернуться на третий день, рассчитывая в первый день налегке проехать
пятьдесят миль до стоянки, а за два дня проделать обратный путь с нагру-
женными нартами. Но Элия вернулся уже на другой день к вечеру.  Спутники
его как раз укладывались спать, когда услышали скрип полозьев.
   - Что случилось? - спросил Генри Финн,  разглядев  при  свете  костра
пустые нарты и заметив, что лицо Элии, и без того длинное и неулыбчивое,
еще больше вытянулось и помрачнело.
   Джо Хайнс подбросил дров в огонь, и все трое, завернувшись в  одеяла,
прикорнули у костра. Элия, закутанный в меха, с заиндевевшими бородой  и
бровями, сильно смахивал на рождественского деда, как его  изображают  в
Новой Англии.
   - Помните большую ель, которая подпирала нашу кладовку со стороны ре-
ки? - начал Элия.
   Долго объяснять не пришлось. Могучее дерево, которое  казалось  столь
прочным, что стоять ему века, подгнило изнутри, -  по  какой-то  причине
иссякла сила в корнях, и они не могли уже так крепко впиваться в  землю.
Тяжесть кладовки и плотной шапки снега довершили беду, - так долго  под-
держиваемое равновесие между мощью дерева и силами окружающей среды было
нарушено: ель рухнула наземь, увлекая в своем падении кладовку, и  этим,
в свою очередь, нарушила равновесие сил между четырьмя людьми с одиннад-
цатью собаками и окружающей средой. Все запасы  продовольствия  погибли.
Росомахи проникли в обвалившуюся кладовку и либо сожрали, либо испортили
все, что там хранилось.
   - Они слопали сало, и чернослив, и сахар, и корм для собак, -  докла-
дывал Элия. - И, черт бы их драл, перегрызли мешки и рассыпали всю муку,
бобы и рис. Поверите ли, за четверть мили  от  стоянки  валяются  пустые
мешки, - вон куда затащили.
   Наступило долгое молчание. Остаться среди зимы без запасов в этом по-
кинутом дичью краю означало верную гибель. Но молчали они не потому, что
страх сковал им языки: трезво оценивая положение, не закрывая  глаза  на
грозившую опасность, они прикидывали в уме,  как  бы  предотвратить  ее.
Первым заговорил Джо Хайнс:
   - Надо просеять снег и собрать бобы и рис...
   Правда, рису-то и оставалось всего фунтов восемь - десять.
   - Кто-нибудь из нас на одной упряжке поедет на Шестидесятую  Милю,  -
сказал Харниш.
   - Я поеду, - вызвался Финн.
   Они еще помолчали.
   - А чем же мы будем кормить вторую упряжку, пока он вернется? - спро-
сил Хайнс. - И сами что будем есть?
   - Остается одно, - высказался, наконец, Элия.  -  Ты,  Джо,  возьмешь
вторую упряжку, поднимешься вверх по Стюарту и разыщешь индейцев. У  них
добудешь мясо. Ты вернешься иного раньше, чем Генри съездит на  Шестиде-
сятую Милю и обратно. Нас здесь останется только двое, и  мы  как-нибудь
прокормимся.
   - Утром мы все пойдем на стоянку и выберем, что можно, из-под  снега,
- сказал Харниш, заворачиваясь в одеяло. - А теперь спать  пора,  завтра
встанем пораньше. Хайнс и Финн пусть берут упряжки. А мы с Дэвисом  пой-
дем в обход, один направо, другой налево, - может, по  пути  и  вспугнем
лося.
 
 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.