Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ему рисовался оживленный город среди лесистой снежной пустыни, он  пред-
посылал этому сенсационное открытие золота  и  затем  выискивал  удобные
места для пристаней, лесопилок, торговых помещений и всего, что требует-
ся приисковому центру на далеком Севере. Но и это, в свою очередь,  было
лишь подмостками, где он рассчитывал развернуться вовсю. В северной сто-
лице его грез успех и удача поджидали его на каждой улице, в каждом  до-
ме, во всех личных и деловых связях с людьми. Тот же карточный стол,  но
неизмеримо более обширный; ставки без лимита, подымай хоть до неба; поле
деятельности - от южных перевалов до северного сияния. Игра пойдет круп-
ная - такая, какая и не снилась ни одному юконцу; и он, Элам Харниш,  уж
позаботится, чтобы не обошлось без него.
   А пока что еще не было - ничего, кроме предчувствия. Но счастье  при-
дет, в этом он не сомневался. И так же как, имея на руках сильную карту,
он поставил бы последнюю унцию золота, - так и здесь он готов был поста-
вить на карту все свои силы и самое жизнь ради предчувствия, что в сред-
нем течении Юкона откроется золото. И вот он со своими тремя спутниками,
с лайками, нартами, лыжами поднимался по замерзшему Стюарту, шел  и  шел
по белой пустыне, где бескрайнюю тишину не нарушал ни  человеческий  го-
лос, ни стук топора, ни далекий ружейный выстрел. Они одни  двигались  в
необъятном ледяном безмолвии, крохотные земные  твари,  проползавшие  за
день положенные двадцать миль; питьевой  водой  им  служил  растопленный
лед, ночевали они на снегу, подле собак, похожих на заиндевевшие  клубки
шерсти, воткнув в снег около нарт четыре пары охотничьих лыж.
   Ни единого признака пребывания человека не  встретилось  им  в  пути,
лишь однажды они увидели грубо сколоченную лодку, припрятанную на помос-
те у берега. Кто бы ни оставил ее там, он не вернулся за ней, и путники,
покачав головой, пошли дальше. В другой раз они набрели на индейскую де-
ревню, но людей там не было: очевидно, жители ушли к верховьям реки охо-
титься на лося. В двухстах милях от Юкона они обнаружили наносы, и  Элия
решил, что это то самое место, о котором говорил Эл Мэйо. Тут они раски-
нули лагерь, сложили продовольствие на высокий помост, чтобы не  дотяну-
лись собаки, и принялись за работу,  пробивая  корку  льда,  покрывающую
землю.
   Жизнь они вели простую и суровую. Позавтракав, они с первыми проблес-
ками тусклого рассвета выходили на работу, а  когда  темнело,  стряпали,
прибирали лагерь; потом курили и беседовали у костра, прежде чем улечься
спать, завернувшись в заячий мех, а над ними полыхало северное сияние  и
звезды плясали и кувыркались в ледяном небе. Пища была однообразная: ле-
пешки, сало, бобы, иногда рис, приправленный горстью сушеных слив.  Све-
жего мяса им не удавалось добыть. Кругом - ни намека на дичь,  лишь  из-
редка попадались следы зайцев или горностаев. Казалось, все живое бежало
из этого края. Это было им не в новинку; каждому из  них  уже  случалось
видеть, как местность, где дичь так и кишела, через год или два  превра-
щалась в пустыню.
   Золота в наносах оказалось мало - игра не стоила свеч. Элия,  охотясь
на лося за пятьдесят миль от стоянки, промыл верхний слой гравия на  ши-
роком ручье и получил хороший выход золота. Тогда они  впрягли  собак  в
нарты и налегке отправились к ручью. И здесь, быть может, впервые в  ис-
тории Юкона, была сделана попытка пробить шурф среди зимы. Идея  принад-
лежала Харнишу. Очистив землю от мха и травы, они развели костер из  су-
хой елки. За шесть часов земля оттаяла на восемь дюймов в глубину.  Пус-
тив в ход кайла и заступы, они выбрали землю и опять  разложили  костер.
Окрыленные успехом, они работали с раннего утра до позднего  вечера.  На
глубине шести футов они наткнулись на гравий. Тут дело пошло  медленней.
Но они скоро научились лучше пользоваться огнем, и в один прием им  уда-
валось отогреть слой гравия в пять-шесть дюймов. В  пласте  мощностью  в
два фута оказался мельчайший золотой песок, потом опять пошла земля.  На
глубине в семнадцать футов опять оказался пласт гравия, содержащий золо-
то в крупицах; каждая промывка давала золота на шесть - восемь долларов.
К несчастью, пласт был тонкий, всего-то в дюйм, а ниже опять  обнажилась

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.