Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

летним копанием в земле только смеяться будут.
   В те времена никто на Юконе и не  помышлял  о  зимнем  старательстве.
Земля промерзала от растительного покрова до коренной породы, а промерз-
ший гравий, твердый, как гранит, не  брали  ни  кайло,  ни  заступ.  Как
только земля начинала оттаивать под летним солнцем, старатели срывали  с
нее покров. Тогда-то и наступала пора добычи. Зимой же они делали запасы
продовольствия, охотились на лосей, готовились к летней работе, а  самые
унылые темные месяцы бездельничали в больших приисковых  поселках  вроде
Серкла и Сороковой Мили.
   - Непременно будет зимняя добыча, - поддакнул Харниш. - Погодите, вот
откроют золото вверх по течению. Тогда увидите, как будем работать.  Что
нам мешает жечь дрова, пробивать шурфы и разведывать коренную породу?  И
крепления не нужно. Промерзший гравий будет стоять, пока ад не обледене-
ет, а пар от адских котлов не превратится в мороженое. На глубине в  сто
футов будут вестись разработки, и даже очень скоро. Ну, так вот, Элия, я
иду с вами.
   Элия засмеялся, взял своих спутников за плечи и подтолкнул к двери.
   - Постой! - крикнул Харниш. - Я не шучу.
   Все трое круто повернулись к нему; лица их  выражали  удивление,  ра-
дость и недоверие.
   - Да будет тебе, не дури, - сказал  Финн,  тоже  лесоруб,  спокойный,
степенный уроженец Висконсина.
   - Мои нарты и собаки здесь, - ответил Харниш. - На двух упряжках лег-
че будет; поклажу разделим пополам. Но сперва придется ехать потише, со-
бакито умаялись.
   Элия, Финн и Хайнс с нескрываемой радостью слушали Харниша,  хотя  им
все еще не верилось, что он говорит серьезно.
   - Послушай, Время-не-ждет, - сказал Джо Хайнс. - Ты нас не  морочишь?
Говори прямо. Ты вправду хочешь с нами?
   Харниш вместо ответа протянул руку и потряс руку Хайнса.
   - Тогда ступай ложись, - посоветовал  Элия.  -  Мы  выйдем  в  шесть,
спать-то осталось всего каких-нибудь четыре часа.
   - Может, нам задержаться на день? - предложил Финн. - Пусть он отдох-
нет.
   Но гордость не позволила Харнишу согласиться.
   - Ничего подобного, - возмутился он. - Мы все выйдем в  шесть  часов.
Когда вас подымать? В пять? Ладно, я вас разбужу.
   - Лучше поспи, - предостерег его Элия. - Сколько же можно  без  пере-
дышки?
   Харниш и в самом деле устал, смертельно устал. Даже его могучие  силы
иссякли. Каждый мускул требовал сна и покоя,  восставал  против  попытки
опять навязать ему работу, в страхе отшатывался от тропы. Рассудок  Хар-
ниша не мог не внять этому ожесточенному бунту доведенного до  изнеможе-
ния тела. Но где-то в глубинах его существа горел сокровенный огонь Жиз-
ни, и он слышал гневный голос, укоризненно нашептывающий ему, что на не-
го смотрят все его друзья и приятели, что он может  еще  раз  щегольнуть
доблестью, блеснуть силой перед признанными силачами. Это был все тот же
извечный самообман, которым тешит себя Жизнь; повинны были  и  виски,  и
удаль, и суетное тщеславие.
   - Что я - младенец? - засмеялся Харниш. - Два месяца  я  не  пил,  не
плясал, души живой не видел. Ступайте спать. В пять я вас подыму.
   И весь остаток ночи он так и проплясал в одних носках, а в пять  утра
уже колотил изо всей мочи в дверь своих новых спутников и, верный своему
прозвищу, выкрикивал нараспев:
   - Время не ждет! Эй вы, искатели счастья  на  Стюарт-реке!  Время  не
ждет! Время не ждет!
 
 
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.