Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нулась, толпа отпрянула. Послышалось щелканье бича,  окрики  Харниша,  и
усталые собаки, собрав последние силы,  радостно  повизгивая,  протащили
нарты по деревянному полу. Упряжка ворвалась в комнату с хода, и  вместе
с ней ворвался клубящийся поток морозного воздуха, так плотно  окутавший
белым паром головы и спины собак, что казалось, они плывут по реке.  По-
зади собак, держась за шест, вбежал в комнату Харниш в облаке крутящего-
ся пара, закрывавшего его ноги до колен.
   Харниш был такой же, как всегда, только похудевший и  осунувшийся,  а
его черные глаза сверкали еще ярче обычного. Парка с капюшоном, падавшая
прямыми складками ниже колен, придавала ему сходство  с  монахом  вся  в
грязи, прокопченная и обгорелая у  лагерного  костра,  она  красноречиво
свидетельствовала о трудности проделанного пути. За два  месяца  у  него
выросла густая борода, и сейчас ее покрывала ледяная корка, образовавша-
яся от его дыхания за время последнего семидесятимильного перегона.
   Появление Харниша произвело потрясающий эффект, и он отлично  понимал
это. Вот это жизнь! Такой  он  любил  ее,  такой  она  должна  быть.  Он
чувствовал свое превосходство над товарищами, знал, что для них он  под-
линный герой Арктики. Он гордился этим, и  ликующая  радость  охватывала
его при мысли, что вот он, проделав две тысячи миль,  прямо  со  снежной
тропы въехал в салун с лайками, нартами, почтой,  индейцем,  поклажей  и
прочим. Он совершил еще один подвиг. Он  -  Время-не-ждет,  король  всех
путников и погонщиков собак, и имя его еще раз прогремит на весь Юкон.
   Он с радостным изумлением слушал приветственные крики толпы и пригля-
дывался к привычной картине, какую являл в этот  вечер  Тиволи:  длинная
стойка с рядами бутылок, игорные столы, пузатая печка, весовщик  и  весы
для золотого песка, музыканты, посетители и среди них три женщины -  Ма-
донна, Селия и Нелли; вот Макдональд, Беттлз, Билли Роулинс,  Олаф  Ген-
дерсон, доктор Уотсон и остальные. Все было в точности так,  как  в  тот
вечер, когда он покинул их, словно он и  не  уезжал  никуда.  Шестьдесят
дней непрерывного пути по белой пустыне вдруг выпали  из  его  сознания,
они сжались в одно-единственное краткое мгновение. Отсюда он  ринулся  в
путь, пробив стену безмолвия, - и сквозь стену безмолвия, уже в  следую-
щий миг, опять ворвался в шумный, многолюдный салун.
   Если бы не мешки с почтой, лежавшие на нартах, он, пожалуй, решил бы,
что только во сне прошел две тысячи миль по льду в шестьдесят дней.  Как
в чаду, пожимал он протянутые к нему со всех сторон руки. Он был на вер-
ху блаженства. Жизнь прекрасна. Она всем хороша. Горячая любовь к  людям
переполняла его. Все здесь добрые друзья, братья по духу. Как это чудес-
но! Горло сжималось у него от волнения,  сердце  таяло  в  груди,  и  он
страстно желал всем сразу пожать руку, заключить  всех  в  одно  могучее
объятие.
   Он глубоко перевел дыхание и крикнул:
   - Победитель платит, а победитель - я! Валяйте вы, хвостатые,  лопоу-
хие, заказывайте зелье! Получайте свою почту из Дайи, прямехонько с  Со-
леной Воды, без обмана! Беритесь за ремни, развязывайте!
   С десяток пар рук одновременно схватились за ремни; молодой индеец  с
озера Ле-Барж, тоже нагнувшийся над нартами, вдруг выпрямился. Лицо  его
выражало крайнее удивление. Он растерянно озирался, недоумевая, что же с
ним приключилось. Никогда еще не испытывал он ничего подобного и не  по-
дозревал, что такое может произойти с ним. Он весь дрожал, как  в  лихо-
радке, колени подгибались; он стал медленно опускаться, потом сразу рух-
нул и остался лежать поперек нарт, впервые в жизни узнав, что значит по-
терять сознание.
   - Малость устал, вот и все, - сказал Харниш. - Эй, кто-нибудь,  поды-
мите его и уложите в постель. Он молодец, этот индеец.
   - Так и есть, - сказал доктор Уотсон после минутного осмотра. -  Пол-
ное истощение сил.
   О почте позаботились, собак водворили на место  и  накормили.  Беттлз
затянул песню про "целебный напиток", и все столпились у  стойки,  чтобы
выпить, поболтать и рассчитаться за пари.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.