Случайный афоризм
Каталог - напоминание о том, что забудешь. (Рамон Гомес де ла Серна)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Харниш засмеялся, тряхнул головой, отгоняя видения, спустился под го-
ру и вернулся к своей стоянке. Через пять минут после того, как он улег-
ся, он открыл глаза и от удивления даже сел на постели: почему это он не
спит? Он глянул на индейца, лежавшего рядом, на подернутые золой  гасну-
щие угли, на пятерых собак, свернувшихся поодаль, прикрыв морду  волчьим
хвостом, и на четыре охотничьи лыжи, торчком стоявшие в снегу.
   - Черт знает что! - проворчал он. - Покоя мне нет от  моего  нюха.  -
Ему вспомнился покер в Тиволи. - Четыре короля! - Он прищелкнул языком и
усмехнулся. - Уж и нюх, ничего не скажешь!
   Он опять улегся, натянул одеяло на голову  поверх  ушанки,  подоткнул
его вокруг шеи, закрыл глаза и тут же уснул.
 
 
   ГЛАВА ПЯТАЯ
 
   На Шестидесятой Миле они пополнили запас  продовольствия,  прихватили
несколько фунтов почты и опять тронулись в путь. Начиная с Сороковой Ми-
ли они шли по неутоптанному снегу, и такая же дорога  предстояла  им  до
самой Дайи. Харниш чувствовал себя превосходно, но Кама явно терял силы.
Гордость не позволяла ему жаловаться, однако он  не  мог  скрыть  своего
состояния. Правда, у него омертвели только самые верхушки легких,  прих-
ваченные морозом, но Каму уже мучил сухой, лающий кашель. Каждое  лишнее
усилие вызывало приступ, доводивший его почти  до  обморока.  Выпученные
глаза наливались кровью, слезы текли по щекам. Достаточно было ему вдох-
нуть чад от жареного сала, чтобы на полчаса забиться в судорожном кашле,
и он старался не становиться против ветра, когда Харниш стряпал.
   Так они шли день за днем, без передышки,  по  рыхлому,  неутоптанному
снегу. Это был изнурительный, однообразный труд,  -  не  то  что  весело
мчаться по укатанной тропе. Сменяя друг друга, они по очереди  расчищали
собакам путь шириной в ярд, уминая снег короткими плетеными лыжами. Лыжи
уходили в сухой сыпучий снег на добрых двенадцать дюймов.  Тут  требова-
лась совсем иная работа мышц, нежели при обыкновенной ходьбе: нельзя бы-
ло, подымая ногу, в то же время переставлять ее вперед; приходилось  вы-
таскивать лыжу вертикально. Когда лыжа вдавливалась в  снег,  перед  ней
вырастала отвесная стена высотой в двенадцать  дюймов.  Стоило,  подымая
ногу, задеть эту преграду передком лыжи, и он погружался в снег, а узкий
задний конец лыжи ударял лыжника по икре. Весь долгий  день  пути  перед
каждым шагом нога подымалась под прямым углом на  двенадцать  дюймов,  и
только после этого можно было разогнуть колено и переставить ее вперед.
   По этой более или менее протоптанной дорожке следовали собаки, Харниш
(или Кама), держась за поворотный шест и нарты. Несмотря на всю свою ис-
полинскую силу и выносливость, они, как ни бились, в лучшем случае  про-
ходили три мили в час. Чтобы наверстать время и опасаясь  непредвиденных
препятствий, Харниш решил удлинить суточный переход - теперь они шли  по
двенадцать часов в день. Три часа требовалось на  устройство  ночлега  и
приготовление ужина, на утренний завтрак и сборы, на оттаивание бобов во
время привала в полдень; девять часов оставалось для сна и  восстановле-
ния сил. И ни люди, ни собаки не склонны были тратить впустую эти драго-
ценные часы отдыха.
   Когда они добрались до фактории Селкерк близ реки Пелли, Харниш пред-
ложил Каме остаться там и подождать, пока он вернется из Дайи. Один  ин-
деец с озера Ле-Барж, случайно оказавшийся в фактории, соглашался  заме-
нить Каму. Но Кама был упрям. В ответ на предложение Харниша  он  только
обиженно проворчал что-то. Зато упряжку Харниш сменил, оставив загнанных
лаек до своего возвращения, и отправился дальше на шести свежих собаках.
   Накануне они добрались до Селкерка только к десяти  часам  вечера,  а
уже в шесть утра тронулись в путь; почти пятьсот миль безлюдной  пустыни
отделяли Селкерк от Дайи. Мороз опять усилился, но это дела не меняло  -
тепло ли, холодно ли, идти предстояло по  нехоженой  тропе.  При  низкой
температуре стало даже труднее, потому что кристаллики инея, словно кру-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.