Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

рой масти. Внешним видом - от свирепой морды до пушистого хвоста  -  они
ничем не отличались от волков. Да они и были волки - ручные, правда,  но
все же волки по виду и повадкам. Две пары охотничьих лыж  были  засунуты
под ремни на самом верху нарт.
   Беттлз показал на один тюк, из которого выглядывал угол  заячьей  по-
лости.
   - Это его постель, - сказал он. - Шесть фунтов заячьих шкурок. Никог-
да ничем теплее не укрывается. Провалиться мне на этом месте, я  бы  за-
мерз под таким одеялом, хоть и не считаю себя неженкой. Но  Время-неждет
такой горячий, прямо геенна огненная!
   - Не завидую этому индейцу, - заметил доктор Уотсон.
   - Он загонит его насмерть,  будьте  покойны,  -  радостно  подтвердил
Беттлз. - Я-то знаю. Я бывал с ним на тропе. Никогда-то он не устает. Он
даже и не понимает, что такое усталость. Он может проходить целый день в
мокрых носках при сорока пяти градусах мороза. Кому еще  это  под  силу,
кроме него?
   Элам Харниш между тем прощался с обступившими его  друзьями.  Мадонна
непременно хотела поцеловать его, и хоть винные пары туманили ему  мозг,
он все же сумел избежать опасности, - правда, он поцеловал  Мадонну,  но
тут же расцеловался с тремя остальными женщинами. Потом он натянул длин-
ные рукавицы, поднял собак и взялся за поворотный шест.
   - Марш, красавцы мои! - крикнул он.
   Собаки с веселым визгом мгновенно налегли на постромки,  низко  приг-
нувшись к земле и быстро перебирая лапами. Не прошло и двух секунд,  как
и Харнишу и Каме пришлось пуститься бегом, чтобы не отстать. И так,  бе-
гом, люди и собаки перемахнули  через  берег,  спустились  на  скованное
льдом русло Юкона и скрылись из глаз в сером сумраке.
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
 
   По Юкону вела утоптанная тропа, прокладывать путь в  снегу  не  нужно
было, и собаки шли со скоростью шести миль в час. Харниш и Кама, не отс-
тавая, бежали наравне с собаками. Они сменяли друг друга, по очереди бе-
рясь за шест, потому что это была самая трудная часть работы  -  мчаться
впереди быстро несущихся нарт и направлять их. Тот, кто, сменившись, бе-
жал за нартами, иногда вскакивал на них, чтобы немного передохнуть.
   Это была нелегкая работа, но зато веселая.
   Они мчались по утоптанному снегу с предельной  скоростью,  пользуясь,
пока возможно, наезженной дорогой. Они знали, что ждет их впереди: когда
начнется сплошной снег, три мили в час и то будет хорошо.  Тогда  уж  не
ляжешь отдыхать на нарты, но и бежать нельзя будет. И  управлять  шестом
легко - все равно что отдых; зато трудно придется тому, кто будет шагать
впереди на коротких широких лыжах и прокладывать собакам путь по  нетро-
нутому снегу. Эта работа тяжелая, и ничего веселого в ней нет. А еще  их
ждут такие места, где нужно переваливать через торосы и, в  лучшем  слу-
чае, можно делать две мили в час. Не миновать и очень каверзных  перего-
нов, правда, коротких, но там и миля в час потребует нечеловеческих уси-
лий.
   Кама и Харниш молчали. Напряженный труд не располагал  к  разговорам,
да они и вообще не любили болтать на тропе. Изредка они обменивались од-
носложными замечаниями, причем Кама  обычно  довольствовался  ворчанием.
Иногда собака взвизгнет или зарычит, но по большей части нарты двигались
в полном безмолвии. Слышался  только  громкий  лязг  железных  полозьев,
скользивших по насту, да скрип деревянных саней.
   Без всякого промежутка - точно сквозь стену прошел - Харниш перенесся
из шумного, разгульного Тиволи в другой мир - мир безмолвия и покоя. Все
замерло кругом. Река Юкон спала под трехфутовым ледяным покровом. Воздух
был недвижим. Справа и слева на лесистых  берегах,  словно  окаменевшие,
стояли высокие ели, и снег, плотным слоем покрывавший ветви, не  осыпал-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.