Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1962 году скончался(-лась) Герман Гессе


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- виски, коктейль, все равно что, лишь бы выпить. И в ту же минуту, ког-
да в нем проснулось неудержимое желание одурманить себя, до него сверху,
сквозь зеленую чащу каньона, донесся далекий, едва уловимый голос Дид:
   - Цып, цып, цып, цып, цып! Цып, цып, цып! Как? Уже? Сколько же прошло
времени? Значит, она уже не шьет на веранде, она кормит кур и сейчас бу-
дет готовить ужин. День кончался. Неужели он пробыл здесь так долго?
   Снова послышался ее голос:
   - Цып, цып, цып, цып, цып! Цып, цып, цып! Так она всегда сзывала  кур
- сначала пять раз, потом три раза. Он давно это приметил. Харниш  улыб-
нулся, думая о жене, но улыбка медленно сползла с его лица, и оно  иска-
зилось от страха. Он почувствовал, что чуть не потерял Дид. Ни  разу  не
вспомнил он о ней в долгие часы лихорадочных поисков; все это время  она
поистине была потеряна для него.
   Он выронил кусок кварца, спустился с оползня и кинулся  бежать  вверх
по тропинке. Выйдя на опушку, он замедлил шаг и  почти  ползком,  краду-
чись, подобрался к большому дереву и посмотрел из-за него в сторону  до-
ма. Дид пригоршнями бросала курам зерно и весело смеялась, глядя  на  их
суматошную возню.
   Чем дольше Харниш смотрел на жену, тем спокойнее становилось его  ли-
цо; он повернулся и сбежал вниз по тропинке. Опять  он  вскарабкался  на
оползень, но на этот раз он поднялся выше; и опять  он,  как  одержимый,
работал киркой и лопатой, но цель у него была другая. Он слой  за  слоем
подкапывал красноватую землю и сбрасывал ее вниз, тщательно засыпая раз-
рытые места, пряча от дневного света найденное им богатство. Он даже по-
шел в лесную чащу, набрал охапку прошлогодних листьев и раскидал их.  Но
он скоро бросил эту затею и все сыпал и сыпал землю, пока от выступающих
краев жилы не осталось и следа.
   Потом он починил трубу, собрал свои инструменты и стал подыматься  по
тропинке. Он шел медленно, чувствуя бесконечную усталость, как  человек,
избежавший страшной опасности. Он убрал инструменты, напился воды из по-
чиненного водопровода и сел на скамью перед открытой дверью в кухню. Там
хозяйничала Дид, и он с огромным облегчением прислушивался к  ее  шагам.
Он жадно глотал душистый горный воздух, словно водолаз, только что  под-
нявшийся со дна морского. Он впивался взглядом в облака, в синеву  неба,
в зелень долины, как будто все это он вдыхал вместе с воздухом.
   Дид не знала, что он вернулся, и время от времени он поворачивал  го-
лову и украдкой взглядывал на нее - на ее  умелые  руки,  на  отливающие
бронзой каштановые волосы, в которых вспыхивали огоньки, когда на них из
открытого окна падал солнечный луч; он видел ее отяжелевшую фигуру буду-
щей матери, - и сердце сжималось у него от не испытанной доселе сладост-
ной боли и нежности. Он услышал ее шаги у самой двери, но не оглянулся и
упорно продолжал смотреть на долину. Дид подошла к нему, и он затрепетал
от счастья, как всегда, когда она ласково ерошила ему волосы.
   - А я и не заметила, как ты пришел, - сказала она. - Ну что,  серьез-
ное повреждение?
   - Да, довольно сильный оползень, - ответил он, все еще не поворачивая
головы. - Хуже, чем я ожидал. Но я уже придумал. Знаешь, что я сделаю? Я
посажу там эвкалипты. Они будут держать его. Я так густо посажу их,  что
даже голодный заяц не продерется. А когда они пустят корни, никакая сила
не сдвинет эту землю с места.
   - Неужели это так опасно?
   - Да нет, не очень. - Он помотал головой. - Но я не желаю, чтобы  ка-
кой-то несчастный оползень издевался надо мной, вот и все. Я так  припе-
чатаю его, что он миллион лет не тронется с места. И когда  в  последний
раз затрубит труба и гора Сонома и все другие горы  рассыплются  прахом,
этот оползень никуда не денется, так и будет держаться за корни.
   Он обнял Дид и посадил ее к себе на колени.
   - Скажи, маленькая женщина, ты, наверно, скучаешь в нашей  глуши?  Ни
театра, ни концертов, ничего такого. Тебе никогда не приходит на ум, что
хорошо бы все это бросить и вернуться в город?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.