Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Вот те на! - сказал он вслух.
   Он водил взглядом по неровной  поверхности  крутого  склона,  сначала
вдоль, потом поперек. В этом месте, если не считать травы и сорняков, да
редких искривленных деревцев мансаниты, склон каньона был голый.  Харниш
заметил признаки частого перемещения почвы, вызванного тем, что  сильные
ливни смывали выветренную почву через край ущелья.
   - Самая заправская жила, лучше не бывает, - объявил он вполголоса.
   И как час назад в Волке проснулся древний охотничий инстинкт, так и в
Харнише с новой силой ожил страстный охотник за золотом. Бросив  ключ  и
молоток, он с киркой и лопатой вскарабкался по оползню к тому месту, где
виднелся смутно очерченный, прикрытый землей выход коренной  породы.  Он
был едва заметен, но опыт Харниша подсказал ему, что скрывается под сло-
ем земли. Он принялся то здесь, то там пробивать киркой крошившийся  ка-
мень и отваливать лопатой мешавшую ему землю. Несколько раз он брал  по-
роду в руки и разглядывал ее. Попадались куски такие мягкие, что он лег-
ко разламывал их пальцами. Он поднялся выше футов на десять и опять  за-
работал киркой и лопатой. И на этот раз, очистив кусок породы и присмот-
ревшись к нему, он вдруг выпрямился и судорожно перевел дыхание.  Потом,
словно олень у водопоя, опасающийся врагов, он быстро глянул вокруг - не
видит ли его посторонний глаз. Посмеиваясь над собственной глупостью, он
снова принялся рассматривать кусок породы. Косой луч солнца упал на  не-
го, и он весь засверкал крупицами чистого золота.
   - Под самым верховиком, - с благоговейным трепетом  пробормотал  Хар-
ниш, вгоняя кирку в податливую почву.
   Он весь преобразился. Никогда, сколько бы он ни  выпил  коктейлей,  у
него так не пылали щеки, не горели  глаза.  Давняя  страсть  золотоиска-
тельства, которой он подчинялся столько лет своей жизни, опять  овладела
им. Лихорадочное возбуждение усиливалось с каждой минутой.  Он  работал,
как одержимый, задыхаясь от усталости; пот ручьями стекал с его  лица  и
капал на землю. Он исследовал поверхность оползня от одного края до дру-
гого и стал возвращаться обратно. Дойдя  до  середины,  он  начал  спус-
каться, вскапывая красную вулканическую почву, намытую сверху, с  вывет-
рившегося склона, и обнаружил кварц, кварц с золотыми прожилками,  кото-
рый крошился у него под руками.
   Иногда кучи земли сползали сверху и засыпали вырытые им ямы, и  тогда
он начинал копать сызнова. Один раз, не удержавшись на ногах, он скатил-
ся вниз на пятьдесят футов, но тут же вскочил и опять полез наверх, даже
не передохнув. Он наткнулся на пласт,  где  кварц  оказался  податливым,
почти как глина, и здесь золота было особенно много. Подлинная сокровищ-
ница! Харниш проследил жилу на сто футов вверх и вниз от оползня. Он да-
же вскарабкался на край каньона, чтобы поглядеть, нет ли там выхода мес-
торождения. Но это после, после, - и опять кинулся к своей находке.
   Он работал все так же исступленно, до полного изнеможения, пока  нес-
терпимая боль в спине не заставила его остановиться. Он выпрямился, дер-
жа в руке поблескивающий золотом кусок кварца. Когда он работал  согнув-
шись, пот капал с его лба на землю, теперь он заливал ему глаза.  Харниш
вытер лицо рукой и опять принялся разглядывать найденное им золото.  Ни-
каких сомнений - тридцать тысяч долларов на тонну,  пятьдесят  тысяч,  -
нет, больше, гораздо больше! Тяжело переводя дух, смахивая капли пота  с
ресниц, он, как зачарованный, смотрел на желтый металл, и в его  вообра-
жении мгновенно возникла заманчивая картина. Он уже видел подъездные пу-
ти, проложенные по долине  и  нагорным  пастбищам,  насыпи,  мост  через
каньон, - видел так ясно, словно они были у него перед  глазами.  Промы-
вочную он поставит по ту сторону каньона, - и вот уже  бесконечная  цепь
ковшей, подвешенных к канату, переправляет кварцевую руду через каньон и
доставляет ее в толчею. А здесь уже вырос весь рудник - наземные  строе-
ния, шахты, штольни, забои, подъемные машины; слышится грохот взрывов, а
из-за каньона доносится оглушительный стук пестов. Рука Харниша, сжимав-
шая кусок кварца, задрожала, он ощутил судорожное подергивание и сосущую
пустоту под ложечкой - и вдруг понял, что ему смертельно хочется  выпить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.