Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тало места. Харниш мог бы пустить на свое пастбище  с  десяток  лошадей,
что приносило бы ему ежемесячно полтора доллара с головы. Но он этого не
делал именно потому, что не хотел опустошения своих лугов.
   Когда кладка огромного камина была закончена, Харниш и  Дид  справили
новоселье, пригласив на него в качестве единственного  гостя  Фергюсона.
Не раз, оседлав Боба, Харниш ездил к нему за  советом,  и  торжественный
обряд возжигания первого огня совершился в его присутствии.  Они  стояли
перед камином в просторной гостиной: сняв перегородку между двумя комна-
тами, Харниш сделал из двух одну: здесь находились все сокровища  Дид  -
ее книги, картины и фотографии, пианино. Сидящая Венера, жаровня, чайник
и фарфор. К звериным шкурам, привезенным Дид, уже  прибавились  новые  -
шкуры оленей, койотов и даже одной пумы, убитых Харнишем. Дубил он шкуры
собственноручно по способу охотников на Западе, затрачивая на это  много
времени и усилий.
   Харниш вручил Дид спичку, она зажгла ее и поднесла к сложенным в  ка-
мине дровам. Сухие ветки мансаниты вспыхнули, и языки пламени с  веселым
треском забегали по сухой коре поленьев. Дид прижалась  к  мужу,  и  все
трое, затаив дыхание, ждали с надеждой и страхом. Но вот Фергюсон,  сияя
улыбкой, протянул Харнишу руку и громогласно объявил:
   - Тянет! Честное слово, тянет! Он горячо пожал Харнишу руку, тот  от-
ветил тем же, потом наклонился к Дид и поцеловал ее в губы. Сознание ус-
пешно завершенного, хоть и скромного  труда  переполняло  их  сердца  не
меньшей радостью, чем  та,  которую  испытывает  полководец,  одержавший
славную победу. В глазах Фергюсона появился подозрительно влажный блеск,
а Дид еще крепче прижалась к мужу - главному виновнику  торжества.  Вне-
запно Харниш подхватил ее на руки и, покружившись с ней по комнате,  по-
садил перед пианино.
   - Давай, Дид! - закричал он. - Играй Славу! Славу!
   И в то время как пламя все ярче разгоралось в камине, из-под  пальцев
Дид полились ликующие звуки Двенадцатой литургии.
 
 
   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ
 
   Харниш не давал обета  воздержания,  хотя  месяцами  не  брал  в  рот
хмельного после того, как решился на крах своего бизнеса. Очень скоро он
приобрел достаточную власть над собой, чтобы безнаказанно выпить  стакан
мартини, не испытывая желания выпить второй. К тому же жизнь среди  при-
роды быстро исцелила его от потребности одурманивать себя.  Его  уже  не
тянуло к спиртному, и он даже забывал о его существовании. С другой сто-
роны, когда ему сл4kучалось бывать в городе и хозяин лавки, где Харниш за-
купал припасы, предлагал ему выпить, он, чтобы доказать самому себе, что
не боится соблазна, охотно принимал приглашение: "Ну что  же,  если  это
может доставить вам удовольствие, пожалуйста. Налейте стаканчик виски".
   Но один стакан виски, выпиваемый время от времени, не вызывал желания
напиться и не оказывал никакого действия, - Харниш слишком окреп и  поз-
доровел, чтобы опьянеть от такого пустяка. Как он  и  предсказывал  Дид,
Время-не-ждет - городской житель и миллионер -  скоропостижно  скончался
на ранчо, уступив место своему младшему брату, путешественнику с Аляски.
Жирок уже не грозил затопить его, упругость мышц и вся  былая  индейская
худощавость и проворство вернулись к нему, и под скулами опять появились
небольшие впадины. Для Харниша это было  самое  наглядное  свидетельство
восстановленного здоровья. Он уже прославился на всю округу своей силой,
ловкостью и выдержкой и тягаться с ним не могли даже самые дюжие фермеры
долины Сонома. А раз в год, в день своего рождения, он, по старой  памя-
ти, приглашал к себе всех окрестных жителей, предлагая  любого  положить
на обе лопатки. И многие соседи принимали его вызов, приводили жен и де-
тей и на весь день располагались на ранчо.
   Сначала, когда у Харниша бывала нужда в наличных деньгах, он, по при-
меру Фергюсона, нанимался на поденную работу; но вскоре он  нашел  более

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.