Случайный афоризм
Писатель, если он хорошо трудится, невольно воспитывает многих своих читателей. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

года она копила деньги, которые выручала с продажи яиц, - эти деньги, по
уговору, принадлежали лично ей, - и в день рождения  мужа  подарила  ему
токарный станок необыкновенно простой конструкции, но со множеством раз-
нообразнейших приспособлений. И она так  же  чистосердечно  восторгалась
станком, как он восторгался первым жеребенком Маб,  составлявшим  личную
собственность Дид.
   Прошел целый год, прежде чем Харниш сложил огромный камин,  затмивший
камин в домике Фергюсона по ту сторону долины. Все эти новшества  требо-
вали времени, а Дид и Харнишу спешить было некуда. Не в  пример  наивным
горожанам, которые ищут сельской простоты, не имея о  ней  ни  малейшего
понятия, они не брали на себя слишком много. За деньгами они не гнались:
ранчо было свободно от долгов, а богатство не  прельщало  их.  Жили  они
скромно, довольствуясь самой простой пищей; за аренду не нужно было пла-
тить. Поэтому они не утруждали себя сверх меры  и  все  свободное  время
посвящали друг Другу, извлекая из сельской жизни те преимущества,  кото-
рыми не умеет пользоваться исконный сельский житель. Многому научил их и
пример Фергюсона. Трудно было представить себе человека менее  прихотли-
вого; все, что ему требовалось, он делал сам, своими руками, лишь изред-
ка, когда не хватало денег на книги и журналы, нанимался в работники;  и
весь свой досуг тратил на то, что доставляло ему  удовольствие.  Он  мог
полдня просидеть в холодке с книгой в руках; а другой раз  подымался  на
рассвете и уходил в горы.
   Иногда он вместе с Харнишем и Дид охотился на оленя в глухих  ущельях
и на каменистых кручах горы Худ, но чаще Харниш  и  Дид  ездили  вдвоем.
Прогулки верхом были их любимым развлечением. Они изучили каждую  склад-
ку, каждый выступ окрестных гор, исследовали все скрытые ключи и  укром-
ные лощинки в горных кряжах, замыкающих долину. Не оставалось  ни  одной
неведомой им дорожки или коровьей тропы; но больше всего они любили  за-
бираться в самые дебри, где приходилось чуть ли не ползком  продвигаться
по узким оленьим тропкам, а Боб и Маб следовали за ними, еле  продираясь
сквозь чащу.
   С этих прогулок они привозили семена и луковички диких цветов и сажа-
ли их в излюбленных уголках своего ранчо. Вдоль тропинки, ведущей  вниз,
на дно большого каньона, где начиналась водопроводная труба, они развели
папоротники. Но они не насиловали растения, а позволяли им свободно раз-
виваться и только время от времени подсаживали новые  разновидности,  не
вырывая их из привычного дикого состояния. Так же поступили они и с  ди-
кой сиренью, которую Харниш выписал из округа Мендосино: только в первый
год они ухаживали за ней, а потом предоставили самой себе,  и  она  жила
вольно, как все цветы на ранчо. Собирали они семена калифорнийского мака
и рассыпали их по своим владениям - оранжевые головки сверкали  в  траве
лужаек, огнем горели вдоль изгороди и по краям просек.
   Дид, питавшая пристрастие к рогозу, посеяла его вдоль ручья,  пересе-
кавшего лужок, и предоставила ему самостоятельно бороться с жерухой.  Но
когда Харниш обнаружил, что жерухе грозит полное уничтожение, он  подвел
один из ручейков к своим грядкам жерухи и объявил войну рогозу. У  ключа
под секвойями, где в самый первый день Дид залюбовалась цветком кандыка,
росшим подле извилистой тропинки, она посадила еще  много  этих  цветов.
Открытый косогор над узенькой долиной был отведен под марипозы. Это была
преимущественно заслуга Дид; но и Харниш, со своей стороны, разъезжал  с
топориком на луке седла и  прореживал  мансанитовую  рощу  на  скалистом
склоне, очищая ее от мертвых или отмирающих деревцев.
   Ни Дид, ни Харниш не надрывались на работе. Да и трудно было  назвать
это работой. Они только мимоходом, время от  времени,  оказывали  помощь
природе. Все цветы и травы росли своими силами и не казались пришельцами
из чужой среды. Ни он, ни она не пытались разводить цветы или  растения,
которым бы по праву не принадлежало место на ранчо. Но зато их и не  ог-
раждали от врагов; лошади и жеребята, коровы, телки паслись  среди  них,
топтали копытами; одни растения выживали, другие - нет. Впрочем, большо-
го вреда скотина не причиняла: ее было немного, и на ранчо для нее  хва-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.