Случайный афоризм
Поэты - единственные настоящие любовники женщин. Марина Цветаева
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Сладкое горное сено! - воскликнула она. - Любимый корм Маб!
   Все восхищало Дид, и возгласы радостного изумления то и  дело  срыва-
лись с ее губ.
   - И ты ничего не говорил мне!  -  укоризненно  сказала  она,  любуясь
пастбищем и лесистыми склонами, которые спускались к широко раскинувшей-
ся долине Сонома.
   - Поедем, - сказал Харниш, и они, повернув  лошадей,  опять  миновали
тенистую рощу, переправились через ручей и опять увидели дикую лилию.
   Здесь тоже стараниями Харниша была прорублена узенькая дорога; сильно
петляя, она вилась вверх по крутому склону. Харниш и Дид с трудом проди-
рались сквозь густую чащу, и лишь изредка сбоку или под ними открывались
просветы в бескрайнем море листвы. И как далеко ни проникал  их  взгляд,
он неизменно упирался в зеленую стену, и неизменно над головой простира-
лась сводчатая кровля леса,  лишь  кое-где  пропускавшая  дрожащие  лучи
солнца. А вокруг них, куда ни глянь, росли папоротники всех видов - кро-
хотные, с золотистыми листочками, венерины волосы и огромные - высотой в
шесть и восемь футов. Внизу виднелись узловатые стволы и  сучья  старых,
мощных деревьев, а вверху, над головой, смыкались такие же могучие  вет-
ви.
   Дид остановила лошадь, словно у нее дух захватило  от  окружающей  ее
красоты.
   - Мы точно пловцы, - сказала она, - и мы попали в тихую  зеленую  за-
водь. Там, в вышине, небо и солнце, а здесь - заводь, и мы  глубоко,  на
самом дне.
   Они тронули лошадей, но Дид вдруг увидела  среди  папоротника  цветок
кандыка и опять осадила Маб.
   Наконец, достигнув гребня горы, они выбрались  из  зеленой  заводи  и
словно очутились в другом мире: теперь вокруг них стояли молодые  земля-
ничные деревца с бархатистыми стволами, и  взгляд  свободно  блуждал  по
открытому, залитому солнцем склону, по волнующейся  траве,  по  узеньким
лужкам белых и голубых немофил, окаймляющим узенький ручеек. Дид от вос-
торга даже захлопала в ладоши.
   - Малость покрасивее, чем конторская мебель, - заметил Харниш.
   - Малость покрасивее, - подтвердила она.
   И Харниш, который знал за собой пристрастие к слову "малость", понял,
что она нарочно, из любви к нему, повторила его словечко.
   Перебравшись через ручей, они по каменистой коровьей тропе перевалили
через невысокую гряду, поросшую мансанитой, и оказались  в  новой  узкой
долине, где тоже протекал ручеек, окаймленный цветами.
   - Голову даю на отсечение, что мы сейчас вспугнем перепелку, - сказал
Харниш.
   И не успел он договорить, как послышался отрывистый, испуганный  крик
перепелов, вспорхнувших изпод носа Волка; весь выводок бросился врассып-
ную и, словно по волшебству, мгновенно скрылся из глаз.
   Харниш показал Дид ястребиное гнездо, которое он нашел  в  расколотом
молнией стволе секвойи; а она увидела гнездо лесной крысы, не замеченное
им. Потом они поехали дорогой, по которой когда-то вывозили дрова, пере-
секли вырубку в двенадцать акров, где на красноватой вулканической почве
рос виноград. И опять они ехали коровьей  тропой,  опять  углублялись  в
лесную чащу и пересекали цветущие поляны  и  наконец,  в  последний  раз
спустившись под гору, очутились на краю большого каньона, где стоял фер-
мерский домик, который они увидели только тогда, когда оказались в  двух
шагах от него.
   Пока Харниш привязывал лошадей, Дид стояла на широкой веранде, тянув-
шейся вдоль всего фасада. Такой тишины она еще не знала. Это была сухая,
жаркая, недвижная тишь калифорнийского дня. Весь мир казался погруженным
в дремоту. Откуда-то доносилось сонное воркованье голубей. Волк, всласть
напившийся из всех ручьев, попадавшихся по дороге, с  блаженным  вздохом
улегся в прохладной тени веранды. Дид услышала приближающиеся шаги  Хар-
ниша, и у нее пресеклось дыхание. Он взял ее за руку; поворачивая  двер-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.