Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Сладкое горное сено! - воскликнула она. - Любимый корм Маб!
   Все восхищало Дид, и возгласы радостного изумления то и  дело  срыва-
лись с ее губ.
   - И ты ничего не говорил мне!  -  укоризненно  сказала  она,  любуясь
пастбищем и лесистыми склонами, которые спускались к широко раскинувшей-
ся долине Сонома.
   - Поедем, - сказал Харниш, и они, повернув  лошадей,  опять  миновали
тенистую рощу, переправились через ручей и опять увидели дикую лилию.
   Здесь тоже стараниями Харниша была прорублена узенькая дорога; сильно
петляя, она вилась вверх по крутому склону. Харниш и Дид с трудом проди-
рались сквозь густую чащу, и лишь изредка сбоку или под ними открывались
просветы в бескрайнем море листвы. И как далеко ни проникал  их  взгляд,
он неизменно упирался в зеленую стену, и неизменно над головой простира-
лась сводчатая кровля леса,  лишь  кое-где  пропускавшая  дрожащие  лучи
солнца. А вокруг них, куда ни глянь, росли папоротники всех видов - кро-
хотные, с золотистыми листочками, венерины волосы и огромные - высотой в
шесть и восемь футов. Внизу виднелись узловатые стволы и  сучья  старых,
мощных деревьев, а вверху, над головой, смыкались такие же могучие  вет-
ви.
   Дид остановила лошадь, словно у нее дух захватило  от  окружающей  ее
красоты.
   - Мы точно пловцы, - сказала она, - и мы попали в тихую  зеленую  за-
водь. Там, в вышине, небо и солнце, а здесь - заводь, и мы  глубоко,  на
самом дне.
   Они тронули лошадей, но Дид вдруг увидела  среди  папоротника  цветок
кандыка и опять осадила Маб.
   Наконец, достигнув гребня горы, они выбрались  из  зеленой  заводи  и
словно очутились в другом мире: теперь вокруг них стояли молодые  земля-
ничные деревца с бархатистыми стволами, и  взгляд  свободно  блуждал  по
открытому, залитому солнцем склону, по волнующейся  траве,  по  узеньким
лужкам белых и голубых немофил, окаймляющим узенький ручеек. Дид от вос-
торга даже захлопала в ладоши.
   - Малость покрасивее, чем конторская мебель, - заметил Харниш.
   - Малость покрасивее, - подтвердила она.
   И Харниш, который знал за собой пристрастие к слову "малость", понял,
что она нарочно, из любви к нему, повторила его словечко.
   Перебравшись через ручей, они по каменистой коровьей тропе перевалили
через невысокую гряду, поросшую мансанитой, и оказались  в  новой  узкой
долине, где тоже протекал ручеек, окаймленный цветами.
   - Голову даю на отсечение, что мы сейчас вспугнем перепелку, - сказал
Харниш.
   И не успел он договорить, как послышался отрывистый, испуганный  крик
перепелов, вспорхнувших изпод носа Волка; весь выводок бросился врассып-
ную и, словно по волшебству, мгновенно скрылся из глаз.
   Харниш показал Дид ястребиное гнездо, которое он нашел  в  расколотом
молнией стволе секвойи; а она увидела гнездо лесной крысы, не замеченное
им. Потом они поехали дорогой, по которой когда-то вывозили дрова, пере-
секли вырубку в двенадцать акров, где на красноватой вулканической почве
рос виноград. И опять они ехали коровьей  тропой,  опять  углублялись  в
лесную чащу и пересекали цветущие поляны  и  наконец,  в  последний  раз
спустившись под гору, очутились на краю большого каньона, где стоял фер-
мерский домик, который они увидели только тогда, когда оказались в  двух
шагах от него.
   Пока Харниш привязывал лошадей, Дид стояла на широкой веранде, тянув-
шейся вдоль всего фасада. Такой тишины она еще не знала. Это была сухая,
жаркая, недвижная тишь калифорнийского дня. Весь мир казался погруженным
в дремоту. Откуда-то доносилось сонное воркованье голубей. Волк, всласть
напившийся из всех ручьев, попадавшихся по дороге, с  блаженным  вздохом
улегся в прохладной тени веранды. Дид услышала приближающиеся шаги  Хар-
ниша, и у нее пресеклось дыхание. Он взял ее за руку; поворачивая  двер-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.