Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проработал в Джуно, снарядился, а весной опять перевалил через Чилкут. И
опять голод выгнал меня. Но когда наступила весна, я опять пришел сюда и
порешил, что не уйду, пока не разбогатею. Так вот, я еще не  разбогател,
значит, и не уйду отсюда. Я поеду за почтой - и сейчас же обратно.  Даже
не переночую в Дайе. Как только получу продовольствие и почту, сменю со-
бак - и марш на перевал. И клянусь вам  вратами  ада  и  головой  Иоанна
Крестителя, ни за что я не уйду отсюда, пока не найду богатство, настоя-
щее богатство!
   - А сколько это, к примеру, настоящее богатство?  -  спросил  Беттлз,
нежно обнимая колени Харниша.
   - Да, да, скажи, сколько? - послышалось со всех сторон.
   Харниш крепче уперся ногами в сиденье стула и задумался.
   - Четыре или пять миллионов, - медленно проговорил он; в  ответ  раз-
дался громкий хохот, насмешливые возгласы. Харниш  поднял  руку:  -  Ну,
ладно, не стану зарываться. Пусть будет для начала миллион. Но уж ни ун-
цией меньше. Без этого я не уйду отсюда.
   Снова со всех сторон посыпались насмешки. Не только все золото, добы-
тое на Юконе, не стоило пяти миллионов, но еще  не  было  случая,  чтобы
кто-нибудь нашел золота не то что на миллион, а хотя  бы  на  сто  тысяч
долларов.
   - Слушайте, что я вам скажу. Вы  видели  сейчас,  как  повезло  Джеку
Кернсу. А ведь до прикупа у него была слабая карта. Всего-то три  парши-
вых короля. Но он чуял, что придет четвертый,  непременно  придет,  -  и
пришел. Так вот и я чую: скоро, очень скоро на  Юконе  начнутся  большие
дела. Не какие-нибудь пустячки вроде Лосиной реки или Березового  ручья.
Уж на этот раз счастье привалит по-настоящему! Помяните мое слово - дол-
го его ждать не придется. Ничто его не остановит, пожалует  прямо  вверх
по течению. Если пойдете по следам моих мокасин, там вы меня и найдете -
гденибудь на Индейской реке, или на Стюарте, или на Клондайке. Как  при-
везу почту, сразу пущусь туда, да так,  что  не  догоните,  только  снег
столбом взовьется. Будет там золото прямо под ногами. С каждой  промывки
будем снимать на сто долларов. А народу набежит до пятидесяти тысяч. Та-
кой содом подымется - только держись!
   Харниш поднес стакан ко рту.
   - За ваше здоровье, ребята, и надеюсь всех вас увидеть там.
   Он выпил вино и,  соскочив  со  стула,  снова  очутился  в  медвежьих
объятиях Беттлза.
   - На твоем месте, Время-не-ждет, я бы нынче не  пускался  в  путь,  -
сказал Джо Хайнс, выходивший на двор взглянуть  на  термометр.  -  Мороз
крепчает. Уже шестьдесят два градуса, и, наверно, еще упадет. Лучше  по-
дожди, пока мороз отпустит.
   Харниш засмеялся; засмеялись и старики, стоявшие подле него.
   - Вот я и говорю - молокососы! - закричал Беттлз. - Чуть  подморозит,
уже пугаются. Плохо лее ты его знаешь! Неужто он побоится мороза?
   - Так можно и легкие застудить, - возразил Хайнс.
   - Чепуха! Ты, Хайнс, всего только три года здесь, еще не  обжился.  Я
видел, как Время-не-ждет прошел пятьдесят миль по Койокуку за один день,
а градусник показывал семьдесят два.
   Хайнс неодобрительно покачал головой.
   - Вот так и отмораживают легкие, - сказал он. - Надо подождать, когда
потеплеет. Иначе не добраться ему до места. Он же едет без палатки, даже
без полога.
   Беттлз влез на стул; ноги плохо держали его, и, чтобы не  упасть,  он
обнял Харниша за шею.
   - До Дайи тысяча миль, - сказал он. - И почти весь путь -  неезженная
тропа. Но я побьюсь об заклад на что угодно с  любым  чечако,  что  Вре-
мя-не-ждет за тридцать дней доберется до Дайи.
   - Это выходит в среднем по тридцать три мили в  день,  -  предостерег
доктор Уотсон. - Я знаю, что это такое. Случись пурга у Чилкута -  заст-
рянешь на неделю.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.