Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

щение и растерянность. Потом  мало-помалу  столь  знакомая  ему  сияющая
улыбка заиграла на ее губах, глаза заискрились, и, откинув голову,  она,
как бывало, залилась задорным мальчишеским смехом.
   - Когда ты пришлешь людей упаковывать вещи? - спросила она  и,  когда
он стиснул ее в медвежьем объятии,  опять  засмеялась,  делая  вид,  что
тщетно пытается вырваться из его рук.
   - Элам, милый Элам, - прошептала она и, в первый раз  сама  поцеловав
его, ласково взъерошила ему волосы.
   - У тебя глаза отливают золотом, - сказал он. - Вот я гляжусь в них и
вижу, как ты меня любишь.
   - Они давно такие для тебя, Элам. Я думаю,  что  на  нашем  маленьком
ранчо они всегда будут, как золото.
   - И в волосах у тебя золото, какое-то огнистое золото. - Он  повернул
к себе ее лицо и, сжав его ладонями, долго смотрел ей в глаза. - В прош-
лый раз, когда ты говорила, что не выйдешь за меня,  глаза  у  тебя  все
равно так и сверкали золотом.
   Она кивнула головой и засмеялась.
   - Ну, конечно, ты добился своего, - созналась она. - Но  я  не  могла
участвовать в твоей безумной затее. Ведь деньги были не мои, а твои.  Но
как я любила тебя, Элам, за то, что ты,  словно  расшалившийся  ребенок,
взял да и сломал свою тридцатимиллионную игрушку, когда она тебе  надое-
ла! Я говорила "нет", но я уже знала, что скажу "да". И, наверно,  глаза
мои все время были золотистые. Я только одного боялась - как бы  у  тебя
не застряло несколько миллионов. Потому что я ведь знала, что все  равно
выйду за тебя, милый, а я так мечтала, чтобы был только ты, и  ранчо,  и
Боб, и твои пресловутые уздечки. Открыть тебе тайну? Как только  ты  уе-
хал, я позвонила тому человеку, который купил Маб.
   Она спрятала лицо у него на груди, потом опять посмотрела на него лу-
чистым взглядом.
   - Видишь ли, Элам, что бы ни говорили мои губы, сердцем я  уже  реши-
лась... Я... я просто не могла отказать тебе. Но я горячо молилась, что-
бы ты все потерял. И вот я стала разыскивать Маб. Но  ведь  тот  человек
перепродал ее и так и не мог мне сказать, куда она девалась.  Понимаешь,
мне хотелось поехать с тобой в Глен Эллен верхом на Маб, а ты на Бобе  -
в точности так, как мы ездили по Пиедмоитским горам.
   Харнишу стоило больших усилий не сказать Дид, где ее любимица, но  он
устоял перед соблазном.
   - Обещаю достать тебе кобылу, которую ты будешь любить не меньше Маб,
- сказал он.
   Но Дид покачала головой - с утратой Маб она отказывалась мириться.
   - Знаешь, что мне пришло в голову? - сказал Харниш,  торопясь  ввести
разговор в более безопасное русло. - Мы решили бросить городскую  жизнь,
и у тебя нет никакой родни, так чего ради мы станем венчаться в  городе?
Вот что я придумал: я поеду на ранчо, приберу там вокруг дома  и  отпущу
сторожа. А ты приедешь через два дня утренним поездом.  Я  условлюсь  со
священником, он будет ждать нас. И вот что еще:  уложи  в  чемодан  свой
костюм для верховой езды. После венчания ты переоденешься в гостинице. А
я буду ждать тебя у входа с лошадьми, и мы сразу поедем осматривать ран-
чо. Я покажу тебе самые красивые места. Вот увидишь, как там хорошо! Ну,
как будто все. Значит, я жду тебя послезавтра с утренним поездом.
   - Ты просто вихрь какой-то! - краснея, сказала Дид.
   - Да, сударыня, - наставительно ответил он. - Я всегда  говорил,  что
время не ждет. Но надо сознаться, что мы заставили  его  ждать  возмути-
тельно долго. Мы могли уже давным-давно быть мужем и женой.
   Два дня спустя Харниш дожидался Дид у дверей скромной гостиницы в де-
ревушке Глен Эллен. Обряд венчания кончился, и Дид  поднялась  в  номер,
чтобы переодеться в костюм для верховой езды, пока Харниш приведет лоша-
дей. Он держал под уздцы Боба и Маб, а Волк разлегся в  тени  водопойной
колоды и лениво посматривал  по  сторонам.  Под  палящим  калифорнийским
солнцем на лице Харниша уже снова начал проступать былой  смуглый  румя-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.