Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Образумься хоть на одну минуту.
   - В жизни своей не делал ничего разумнее. Я знаю, что  мне  нужно,  и
добьюсь этого. Мне нужна ты и вольный воздух. Не желаю больше ходить  по
мощеным улицам, не желаю говорить в телефонную трубку. Я хочу иметь  до-
мик на маленьком ранчо в самой что ни на есть красивой  местности,  и  я
хочу работать около этого домика - доить коров,  колоть  дрова,  чистить
лошадей, пахать землю и прочее; и я хочу, чтобы в доме со мной была  ты.
А все другое мне осточертело, с души воротит. И счастливее меня нет  че-
ловека на свете, потому что мне досталось такое, что ни за какие  деньги
не купишь. Ты мне досталась, а я не мог бы купить тебя  ни  за  тридцать
миллионов, ни за три миллиарда, ни за тридцать центов...
   Стук в дверь прервал поток его слов. Дид пошла к телефону, а  Харниш,
оставшись один, погрузился в созерцание, Сидящей Венеры, картин и безде-
лушек, украшавших комнату.
   - Это мистер Хиган, - сказала Дид, появляясь в дверях. -  Он  ждет  у
телефона. Говорит, что дело очень важное.
   Харниш с улыбкой покачал головой.
   - Пожалуйста, скажи мистеру Хигану, чтобы он повесил трубку. С конто-
рой я покончил, и я ничего и ни о чем знать не хочу.
   Через минуту Дид вернулась.
   - Он отказывается повесить трубку. Он просит передать вам, что в кон-
торе вас дожидается Энвин и что Гаррисон тоже там. Мистер Хиган  сказал,
что с "Гримшоу и Ходжкинс" плохо. Похоже, что лопнет. И  еще  он  что-то
сказал о поручительстве.
   Такая новость хоть кого ошеломила бы. Энвин и Гаррисон были  предста-
вителями крупных банкирских домов; Харниш знал, что если банк "Гримшоу и
Ходжкинс" лопнет, то это повлечет за собой крах и нескольких других бан-
ков и положение может стать весьма серьезным. Но он только улыбнулся  и,
покачав головой, сказал официальным тоном, каким еще накануне говорил  с
Дид в конторе:
   - Мисс Мэсон, будьте любезны, передайте мистеру Хигану, что ничего не
выйдет и что я прошу его повесить трубку.
   - Но нельзя же так, - вступилась было Дид.
   - Ах, нельзя? Увидим! - с угрозой посулил он.
   - Элам!
   - Повтори еще раз! - воскликнул он. - Повтори, и пусть десять Гримшоу
и Ходжкинсов летят в трубу!
   Он схватил ее за руку и притянул к себе.
   - Хиган может висеть на телефоне, пока ему не надоест. В такой  день,
как нынче, мы не станем тратить на него ни секунды. Он влюблен только  в
книги и всякое такое, а у меня есть живая женщина, и я знаю, что она ме-
ня любит, сколько бы она ни брыкалась.
 
 
   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
 
   - Я ведь знаю, какую ты вел воину, - возражала Дид. - Если ты  сейчас
отступишься, все пропало. Ты не имеешь права это делать. Так нельзя.
   Но Харниш стоял на своем. Он только качал  головой  и  снисходительно
улыбался.
   - Ничего не пропадет, Дид, ничего. Ты не понимаешь этой игры  в  биз-
нес. Все делается на бумаге. Подумай сама: куда девалось золото, которое
я добыл на Клондайке? Оно в двадцатидолларовых монетах, в золотых часах,
в обручальных кольцах. Что бы со  мной  ни  случилось,  монеты,  часы  и
кольца останутся. Умри я сию минуту, все равно золото будет золотом. Так
и с моим банкротством. Богатства мои - на бумаге. У меня имеются  купчие
на тысячи акров земли. Очень хорошо. А если сжечь купчие и меня заодно с
ними? Земля-то останется, верно? По-прежнему будет  поливать  ее  дождь,
семя будет прорастать в ней, деревья пускать в нее корни, дома стоять на
ней, трамвай ходить по ней. Все сделки заключаются на  бумаге.  Пусть  я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.