Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

изумлению Харниша, его рука тотчас же была прижата к стойке.
   - Постойте, - пробормотал он. - Еще разок. Я не успел приготовиться.
   Пальцы опять переплелись. Борьба продолжалась недолго. Мышцы Харниша,
напруженные для атаки, быстро перешли к защите, и после минутного проти-
водействия рука его разогнулась. Харниш опешил. Слоссон победил  его  не
каким-нибудь особым приемом. По умению они равны,  он  даже  превосходит
умением этого юнца. Сила, одна  только  сила  -  вот  что  решило  исход
борьбы. Харниш заказал коктейли для всей компании, но  все  еще  не  мог
прийти в себя и, далеко отставив руку, с  недоумением  рассматривал  ее,
словно видел какой-то новый, незнакомый ему предмет. Нет, этой  руки  он
не знает. Это совсем не та рука, которая была при нем всю его жизнь. Ку-
да девалась его прежняя рука? Ей-то ничего бы  не  стоило  прижать  руку
этого мальчишки. Ну, а эта... Он продолжал смотреть на свою руку с таким
недоверчивым удивлением, что молодые люди расхохотались.
   Услышав их смех, Харниш встрепенулся. Сначала он посмеялся  вместе  с
ними, но потом лицо его стало очень серьезным. Он  нагнулся  к  метателю
молота.
   - Юноша, - заговорил он, - я хочу сказать вам коечто на ушко:  уйдите
отсюда и бросьте пить, пока не поздно.
   Слоссон вспыхнул от обиды, но Харниш продолжал невозмутимо:
   - Послушайте меня, я старше вас и говорю для вашей же пользы. Я и сам
еще молодой, только молодости-то во мне нет. Не так давно я посовестился
бы прижимать вашу руку: все одно что учинить разгром в детском саду.
   Слоссон слушал Харниша с явным недоверием; остальные сгрудились  вок-
руг него и, ухмыляясь, ждали продолжения.
   - Я, знаете, не любитель мораль разводить. Первый раз на меня покаян-
ный стих нашел, и это оттого, что вы меня стукнули, крепко  стукнули.  Я
кое-что повидал на своем веку, и не то, чтоб я уж больно много  требовал
от жизни. Но я вам прямо скажу: у меня черт знает сколько миллионов, и я
бы все их, до последнего гроша, выложил сию минуту на эту  стойку,  лишь
бы прижать вашу руку. А это значит, что я отдал бы все на  свете,  чтобы
опять стать таким, каким был, когда я спал под звездами, а не жил в  го-
родских курятниках, не пил коктейлей и не катался в машине.  Вот  в  чем
мое горе, сынок; и вот что я вам скажу: игра не стоит свеч. Мой вам  со-
вет - поразмыслите над этим и остерегайтесь. Спокойной ночи!
   Он повернулся и вышел, пошатываясь, чем  сильно  ослабил  воздействие
своей проповеди на слушателей, ибо было слишком явно, что говорил  он  с
пьяных глаз.
   Харниш вернулся в гостиницу, пообедал и улегся в постель. Но понесен-
ное им поражение не выходило у него из головы.
   - Негодный мальчишка! - пробормотал он. - Раз - и готово, побил меня.
Меня!
   Он поднял провинившуюся руку и тупо уставился на нее.  Рука,  которая
не знала поражения! Рука, которой страшились силачи Серкла!  А  какой-то
молокосос, безусый студент, шутя прижал ее к стойке, дважды прижал! Пра-
ва Дид. Он стал не тем человеком. Дело дрянь, теперь не отвертишься, по-
ра вникнуть серьезно. Но только не сейчас. Утро вечера мудренее.
 
 
   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ
 
   Харниш проснулся с привычным ощущением сухости в горле, во рту  и  на
губах, налил себе полный стакан воды из стоявшего возле кровати  графина
и задумался; мысли были те же, что и накануне вечером. Начал он с обзора
финансового положения. Наконец-то дела поправляются. Самая грозная опас-
ность миновала. Как он сказал Хигану, теперь нужно только немножко  тер-
пения и оглядки, и все пойдет на лад. Конечно, еще будут всякие бури, но
уже не такие страшные, как те, что им пришлось  выдержать.  Его  изрядно
потрепало, но кости остались целы, чего нельзя сказать о Саймоне  Долли-
вере и о многих других. И ни один из его деловых друзей не разорился. Он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.