Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

концы с концами, у него жена и двое детей...
   Харниш яростно выругался.
   - Немыслимо! Не может! Что у меня - приют для слабоумных? Вы что  ду-
маете - я стану кормить, одевать и вытирать носы всяким сопливым  крети-
нам, которые не могут сами о себе позаботиться? И не воображайте. Я вер-
чусь как белка в колесе, и пусть все, кто у меня работает, тоже  малость
повертятся. Очень мне нужны этакие пугливые пташки - капли дождя боятся.
Сейчас у нас погода скверная, хуже некуда, и нечего хныкать. Я же вот не
хнычу. В Окленде десять тысяч безработных, а в Сан-Франциско -  шестьде-
сят тысяч. Ваш племянник и все, кто у вас тут в списке, сделают  по-мое-
му, а не желают, могут получить расчет. Понятно? Если  кому-нибудь  при-
дется совсем туго, вы самолично обойдете лавочников и поручитесь за моих
служащих. А платежную ведомость извольте урезать. Я достаточно долго со-
держал тысячи людей, могут месяц-другой и без меня прожить.
   - По-вашему, этот фильтр надо заменить новым? - говорил он  управляю-
щему водопроводной сетью. - И так обойдутся. Пусть оклендцы раз в  жизни
попьют грязную водицу: Лучше будут понимать, что такое хорошая вода. Не-
медля приостановите работы. Прекратите выплату жалованья рабочим.  Отме-
ните все заказы на материалы. Подрядчики подадут в  суд?  Пусть  подают,
черт с ними! Раньше чем суд вынесет решение, мы либо  вылетим  в  трубу,
либо будем плавать деньгах.
   - Отмените ночной катер, - заявил он Уилкинсону. - Ничего, пусть пас-
сажиры скандалят - пораньше к жене будут возвращаться. И последний трам-
вай на линии Двадцать Вторая - Гастингс не нужен. Как  люди  попадут  на
катер, который отходит в двенадцать сорок пять?  Наплевать,  я  не  могу
пускать трамвай ради двух-трех пассажиров. Пусть идут  пешком  или  едут
домой  предыдущим  катером.  Сейчас  не  время  заниматься   благотвори-
тельностью. И заодно подсократите еще малость число трамваев в часы пик.
Пусть едут стоя. Пассажиров от этого меньше не станет, в них-то все наше
спасение.
   - Вы говорите, этого нельзя, того нельзя, - сказал он другому  управ-
ляющему, восставшему против его свирепой экономии. - Я вам  покажу,  что
можно и чего нельзя. Вы будете вынуждены уйти? Пожалуйста, я вас не дер-
жу. Не имею привычки цепляться за своих служащих. А если кто-нибудь  ду-
мает, что мне без него не обойтись, то я могу сию минуту вразумить его и
дать ему расчет.
   И так он воевал, подстегивая, запугивая, даже улещая. С раннего  утра
до позднего вечера шли беспрерывные бои. Целый день в его кабинете  была
толчея. Все управляющие приходили к нему, или он сам вызывал их.  Одного
он утешал тем, что кризис вот-вот кончится, другому рассказывал анекдот,
с третьим вел серьезный деловой разговор, четвертого распекал за непови-
новение. А сменить его было некому. Он один мог выдержать такую  бешеную
гонку. И так это шло изо дня в день, а вокруг него весь деловой мир сот-
рясался, и крах следовал за крахом.
   - Ничего, друг, ничего, выкрутимся, - каждое утро говорил он  Хигану;
и весь день он этими словами подбадривал себя и других,  за  исключением
тех часов, когда он, стиснув зубы, силился подчинить своей воле людей  и
события.
   В восемь часов он уже сидел за письменным столом. В десять ему  пода-
вали машину, и начинался ежедневный объезд банков. Почти всегда он прих-
ватывал с собой десять тысяч долларов, а то и больше, полученные накану-
не за пользование трамваем и катерами переправы, - этими деньгами он за-
тыкал самые опасные бреши своей финансовой дамбы. Между Харнишем и  каж-
дым директором банка по очереди разыгрывалась приблизительно одна  и  та
же сцена. Директора дрожали от страха, и Харниш прежде всего напускал на
себя несокрушимый оптимизм. Горизонт проясняется. Верно, верно,  никаких
сомнений. Это чувствуется по всему, нужно только немного потерпеть и  не
сдаваться. Вот и все. На Востоке уже  наблюдается  некоторое  оживление.
Достаточно посмотреть на сделки Уолл-стрита  за  истекшие  сутки.  Сразу
видно, что ветер переменился. Разве не сказал Райан  то-то  и  то-то?  И

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.