Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и пешком пошел к ее крыльцу. Но Дид не было дома,  о  чем  сообщила  ему
дочь хозяйки; подумав немного, она прибавила, что Дид пошла  погулять  в
горы, и даже объяснила, где он скорее всего найдет ее.
   Харниш последовал совету девушки и вскоре вышел на окраину, где начи-
нались крутые горные склоны. Воздух был влажный, ветер усиливался, пред-
вещая грозовой дождь. Харниш оглядел поросшее травой подножие  горы,  но
Дид нигде не было видно. Справа от него, по краям и на дне небольшой ло-
щины, густо росли эвкалипты; высокие стройные деревья  раскачивались  на
ветру, громко шумела листва. Но и шум листвы, и скрип, и стоны  гнущихся
стволов покрывал низкий прерывистый  звук,  словно  дрожала  струна  ги-
гантской арфы.
   Хорошо зная Дид, Харниш не сомневался, что найдет ее  именно  в  этой
эвкалиптовой роще, где так неистово бушевала буря. И он  не  ошибся.  Он
увидел ее сквозь деревья на открытом всем ветрам гребне противоположного
склона.
   Если манера Харниша предлагать руку и сердце и  отличалась  некоторым
однообразием, все же ее никак нельзя было назвать банальной. Не искушен-
ный в дипломатии и притворстве, он пошел напролом, не уступая в  стреми-
тельности самому ветру.
   - Я опять с тем же, - сразу начал он, не теряя времени на извинения и
приветствия. - Я вас люблю, и я пришел за вами. Ничего вам  не  поможет,
Дид: сдается мне, что я вам нравлюсь, и не просто нравлюсь, а  побольше.
Посмейте сказать, что нет! Ну, посмейте!
   Дид молчала. Он все еще не выпускал ее - руки, которую она  протянула
ему; и вдруг она почувствовала, что он мягким, но решительным  движением
привлекает ее к себе. Невольно, на одно мгновение, она поддалась его по-
рыву, потом резко отстранилась, но руки не отняла.
   - Вы боитесь меня? - спросил он виновато.
   - Нет. - Она грустно улыбнулась. - Не вас я боюсь, а себя.
   - Вы мне не ответили, - сказал он, ободренный ее словами.
   - Пожалуйста, не спрашивайте. Мы никогда не будем мужем и  женой.  Не
надо об этом говорить.
   - А я ручаюсь, что вы не угадали, - сказал он почти весело, ибо  даже
в самых смелых мечтах не мнил себя так близко к цели. Она любит его, это
ясно; ей не противно, что он держит ее руку в своей, не противно, что он
стоит так близко от нее.
   Она отрицательно покачала головой.
   - Нет, это невозможно. Не ручайтесь - проиграете.
   Впервые у Харниша мелькнула страшная догадка: не в этом ли причина ее
упорного сопротивления?
   - Уж не состоите ли вы с кем-нибудь в тайном браке?
   Такой неподдельный ужас прозвучал в его голосе и отразился  на  лице,
что Дид не выдержала и расхохоталась весело и звонко, - казалось, ликую-
щая птичья трель рассыпалась по лесу.
   Харниш понял, что сказал глупость, и в досаде на  самого  себя  решил
лучше помолчать и заменить слова делом. Поэтому он стал вплотную к  Дид,
загораживая ее от ветра. Как раз в эту минуту ветер с такой силой  нале-
тел "на них и так громко зашумел в верхушках деревьев, что  оба  подняли
головы и прислушались. Листья целыми охапками  посыпались  на  них;  как
только ветер пронесся, упали первые капли  дождя.  Харниш  посмотрел  на
Дид, увидел ее лицо, растрепанные ветром волосы, и оттого, что она  была
так близко и от мучительно острого сознания, что он  не  в  силах  отка-
заться от нее, по телу его прошла дрожь, и дрожь эта передалась Дид, ко-
торую он все еще держал за руку. Она вдруг прижалась к нему  и  положила
голову ему на грудь. Снова налетел порыв ветра,  осыпая  их  листьями  и
брызгами дождя. Дид подняла голову и посмотрела ему в лицо.
   - Знаете, - сказала она, - я ночью молилась о вас. Я молилась о  том,
чтобы вы разорились, чтоб вы все, все потеряли.
   Харниш только глаза вытаращил, услышав такое неожиданное и загадочное
признание.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.