Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

каждой секундой нелепость разыгравшейся между ними сцены становилась для
нее все ощутимей. Дид чувствовала себя так, словно на нее напал  разбой-
ник, и она, дрожа от страха, ждала, что он сейчас убьет ее, а потом ока-
залось, что это обыкновенный прохожий, спрашивающий, который час.
   Харниш опомнился первым.
   - Ну и дурак Же я, - сказал он. - Если позволите, я сяду. Не бойтесь,
мисс Мэсон, я вовсе не такой страшный.
   - Я и не боюсь, - с улыбкой ответила она, усаживаясь в кресло; на по-
лу, у ее ног, стояла рабочая корзинка, через  край  которой  свешивалось
что-то воздушное, белое, из кружев и батиста. Она посмотрела на  него  и
снова улыбнулась. - Хотя, признаюсь, вы несколько удивили меня.
   - Смешно даже, - почти с сожалением вздохнул Харниш. - Вот  я  здесь,
перед вами; силы во мне довольно, чтобы согнуть вас пополам и вязать  из
вас узлы. Не помню такого случая, когда бы я не настоял на  своем,  -  с
людьми ли, с животными, все равно с кем и с чем. И вот,  не  угодно  ли,
сижу на этом стуле, слабосильный и смирный, как ягненок. Скрутили вы ме-
ня, ничего не скажешь!
   Дид тщетно ломала голову в поисках ответа на его рассуждения.  Больше
всего ее занимал вопрос: чем объяснить, что он так  легко  оборвал  свое
страстное признание в любви и пустился философствовать?  Откуда  у  него
такая уверенность? Он, видимо, нисколько не  сомневается,  что  добьется
ее, и поэтому может позволить себе не спешить и немного  порассуждать  о
любви и о действии, которое она оказывает на влюбленных.
   Она заметила, что он знакомым ей движением опустил руку в карман, где
у него всегда лежал табак и папиросная бумага.
   - Если хотите курить, пожалуйста, - сказала она.
   Он резко отдернул руку, как будто накололся на что-то в кармане.
   - Нет, я и не думал о куреве. Я думал о вас. Что же человеку  делать,
если он любит женщину, как не просить ее стать его женой? Именно это я и
делаю. Я знаю, что не умею делать предложение по всей форме. Но  я,  ка-
жется, выражаюсь достаточно ясно. Я очень сильно люблю вас, мисс  Мэсон.
Вы, можно сказать, у меня из головы не выходите. И я хочу  знать  только
одно: вы-то как? Хотите за меня замуж? Вот и все.
   - Лучше бы... лучше бы вы не спрашивали, - тихо сказала она.
   - Пожалуй, вам следует кое-что узнать обо мне, раньше, чем вы  дадите
ответ, - продолжал он, не обращая внимания на то,  что  она,  собственно
говоря, уже ответила ему. - Что бы обо мне ни писали, я еще в  жизни  не
ухаживал ни за одной женщиной. Все, что вы читали про меня в  газетах  и
книжках, будто я известный сердцеед, - это сплошное вранье. Там ни одно-
го слова правды нет. Каюсь, в карты я играл лихо и в  спиртном  себе  не
отказывал, но с женщинами не связывался. Одна женщина наложила  на  себя
руки, но я не знал, что она без меня жить не может, не то я  бы  женился
на ней - не из любви, а чтобы она не убивала себя. Она была  лучше  всех
там, но я никогда не обнадеживал ее. Рассказываю я вам потому, что вы об
этом читали, а я хочу, чтобы вы от меня узнали, как дело было.
   - Сердцеед! - фыркнул он. - Я уж вам сознаюсь, мисс Мэсон: ведь я всю
жизнь до смерти боялся женщин. Вы первая, которой я не  боюсь,  вот  это
самое чудное и есть. Я души в вас не чаю, а бояться - не  боюсь.  Может,
это потому, что вы не такая, как другие.  Вы  никогда  меня  не  ловили.
Сердцеед! Да я, с тех пор как себя помню, только и делал, что  бегал  от
женщин. Счастье мое, что у меня легкие здоровые и что я ни разу не упал.
   У меня никогда и в мыслях не было жениться, пока я вас  не  встретил,
да и то не сразу. Вы мне с первого взгляда понравились, но  я  никак  не
думал, что до того дойдет, что нужно будет жениться. Я уже ночи не сплю,
все думаю о вас, тоска меня заела.
   Он умолк и выжидательно посмотрел на нее. Пока он говорил, она доста-
ла из корзинки кружево и батист, быть может, с целью  овладеть  собой  и
собраться с мыслями. Пользуясь тем, что она усердно  шьет,  не  поднимая
головы, Харниш так и впился в нее глазами. Он видел крепкие ловкие  руки
- руки, которые умели справиться с таким конем, как Боб, печатать на ма-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.