Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Элама Харниша, имя которого не сходит со столбцов газет. С другой сторо-
ны, он был уверен, что, как бы ни отнеслась к его визиту  Дид,  никаких,
по выражению Харниша, "бабьих выкрутасов" не будет.
   И в этом смысле ожидания его оправдались.
   Она сама открыла дверь, впустила его и протянула ему  руку.  Войдя  в
просторную квадратную прихожую, он снял плащ и шляпу, повесил их на  ве-
шалку и повернулся к Дид, не зная, куда идти.
   - Там занимаются, - объяснила она, указывая на открытую дверь в  сто-
ловую, откуда доносились громкие молодые голоса; в  комнате,  как  успел
заметить Харниш, сидело несколько студентов. - Придется пригласить вас в
мою комнату.
   Она повела его к другой двери, направо, и он, как вошел, так и застыл
на месте, с волнением оглядывая комнату Дид и в то же время изо всех сил
стараясь не глядеть. Он так растерялся, что не слышал, как она предложи-
ла ему сесть, и не видел ее приглашающего жеста. Здесь, значит, она  жи-
вет. Непринужденность, с какой она открыла ему доступ  в  свою  комнату,
поразила его, хотя ничего другого он от нее и не ждал. Комната была раз-
делена аркой; та половина, где он стоял,  видимо,  служила  гостиной,  а
вторая половина - спальней. Однако, если не считать дубового  туалетного
столика, на котором аккуратно были разложены гребни  и  щетки  и  стояло
множество красивых  безделушек,  ничто  не  указывало  на  то,  что  это
спальня. Харниш решил, что, вероятно, широкий диван, застланный покрыва-
лом цвета блеклой розы и заваленный подушками, и служит ей  ложем,  хотя
диван меньше всего походил на то, что в цивилизованном  мире  называется
кроватью.
   Разумеется, в первые минуты крайнего смущения Харниш не разглядел  во
всех подробностях убранство комнаты. У него только создалось общее  впе-
чатление тепла, уюта, красоты. Ковра не было, по  полу  были  разбросаны
шкуры койота и волка. Особенно привлекла его внимание украшавшая пианино
Сидящая Венера, которая отчетливо выступала на фоне  висевшей  на  стене
шкуры кугуара.
   Но как ни изумляла Харниша  непривычная  обстановка  комнаты,  изуми-
тельнее всего ему казалась сама хозяйка. В  наружности  Дид  его  всегда
пленяла женственность, так ясно ощущавшаяся в линиях ее фигуры,  причес-
ке, глазах, голосе, в ее смехе, звонком, словно птичье пение; но  здесь,
у себя дома, одетая во что-то легкое, мягко облегающее, она была  вопло-
щенная женственность. До сих пор он видел ее только в костюмах полумужс-
кого покроя и английских блузках, либо в бриджах из рубчатого  вельвета,
и этот новый для него и неожиданный облик  ошеломил  его.  Она  казалась
несравненно мягче, податливее, нежней и кротче, чем та Дид, к которой он
привык. Она была неотъемлемой частью красоты и покоя, царивших в ее ком-
нате, и так же на месте здесь, как и в более строгой обстановке конторы.
   - Садитесь, пожалуйста, - повторила она.
   Но Харниш был как изголодавшийся зверь, которому долго  отказывали  в
пище. В безудержном порыве, забыв и  думать  о  долготерпении,  отбросив
всякую дипломатию, он пошел к цели самым прямым и коротким путем, не от-
давая себе отчета, что лучшего пути он и выбрать не мог.
   - Послушайте, - проговорил он срывающимся голосом, - режьте меня,  но
я не стану делать вам предложение в конторе. Вот почему я  приехал.  Дид
Мэсон, я не могу, просто не могу без вас.
   Черные глаза Харниша горели, смуглые щеки заливала краска. Он стреми-
тельно подошел к Дид и хотел схватить ее в объятия, она невольно вскрик-
нула от неожиданности и едва успела удержать его за руку.
   В противоположность Харнишу она сильно побледнела, словно  вся  кровь
отхлынула у нее от лица, и рука, которая все еще не выпускала его  руки,
заметно дрожала. Наконец пальцы ее разжались, и Харниш опустил руки. Она
чувствовала, что нужно что-то сказать, что-то сделать,  как-то  сгладить
неловкость, но ей решительно ничего не приходило в  голову.  Смех  душил
ее; но если в ее желании рассмеяться ему в лицо и было немного от  исте-
рики, то в гораздо большей степени это вызывалось комизмом положения.  С

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.