Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

"Стой, пусть падает!" Хороша сестра, нечего сказать! Если этот сумасшед-
ший немец может вылечить ногу вашего брата, то я хочу помочь ему, вот  и
все.
   Поглядели бы вы на мою комнату: все стены увешаны уздечками из  конс-
кого волоса, - там их десятки, больше сотни. Они мне не нужны, а за  них
плачены большие деньги. Их делают арестанты, а я покупаю. Да я  за  одну
ночь трачу на виски столько, что мог бы на эти деньги пригласить  лучших
специалистов к десятку таких больных, как ваш брат, и еще  оплатить  все
расходы по лечению. И помните, вас это совершенно не касается. Если  ваш
брат хочет считать это займом, пожалуйста! Это его дело. А  вы  потруди-
тесь отойти в сторонку и не мешать мне.
   Но Дид не сдавалась, и он стал выставлять другие доводы, более лично-
го свойства.
   - Я догадываюсь, почему вы не хотите, чтобы я помог вашему брату: вам
кажется, что я это придумал потому, что ухаживаю за вами. Ничего  подоб-
ного. С таким же успехом вы можете сказать, что я ухаживаю за арестанта-
ми, у которых покупаю уздечки. Я не прошу вас быть моей  женой,  а  если
когда-нибудь попрошу, то не стану покупать ваше согласие. И - уж  будьте
покойны - попрошу напрямик, без уверток.
   Дид вся вспыхнула от гнева.
   - Если бы вы знали, до чего вы смешны, вы бы давно замолчали! - воск-
ликнула она. - Ни с одним мужчиной я не чувствовала себя так нелепо, как
с вами. Вы то и дело напоминаете мне, что не просите меня быть вашей же-
ной. Я этого не жду, я с самого начала предупреждала вас, что у вас  нет
никаких надежд. А вы постоянно грозитесь, что когда-нибудь, в  неопреде-
ленном будущем, вы явитесь и предложите мне руку и сердце. Так уж  лучше
предложите сейчас, я вам отвечу, и дело с концом.
   Харниш посмотрел на нее с нескрываемым восхищением.
   - Это слишком важно для меня, мисс Мэсон,  я  боюсь  промахнуться,  -
сказал он с такой комичной серьезностью, что Дид откинула голову и зали-
лась мальчишеским смехом. - Ведь я вам уже говорил, что у меня нет  опы-
та, я еще никогда ни за кем не ухаживал и не хочу делать ошибок.
   - Да вы сплошь одни ошибки и делаете! - с горячностью ответила она. -
Кто же ухаживает за женщиной, все время, точно дубинкой, грозя ей  пред-
ложением?
   - Больше не буду, - смиренно пообещал он. - Да и не  об  этом  сейчас
речь. Все равно то, что я сказал, остается в силе. Вы мешаете мне помочь
вашему брату. Что бы вы там ни забрали себе в голову, вы должны посторо-
ниться и не мешать. Вы мне позволите навестить его и поговорить  с  ним?
Разговор у нас будет чисто деловой. Я ссужу его деньгами  на  лечение  и
взыщу с него проценты.
   Дид молчала, но по лицу ее видно было, что она колеблется.
   - И не забывайте, мисс Мэсон, что я хочу вылечить его ногу, а не  ва-
шу.
   Она опять ничего не ответила, и Харниш продолжал уже с  большей  уве-
ренностью:
   - И еще прошу запомнить: к вашему брату я пойду один. Он мужчина, и с
глазу на глаз, без бабьих фокусов, мы в два счета договоримся. А пойду я
к нему завтра же.
 
 
   ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ
 
   Харниш не преувеличивал, когда сказал Дид, что у него  нет  настоящих
друзей. Шапочных знакомых он насчитал бы тысячи, собутыльников и прияте-
лей - сотни, но друга у него не было. Он не  сумел  найти  человека  или
кружка людей, с которыми мог бы сойтись поближе. Городская жизнь не рас-
полагала к дружбе - не то, что снежная тропа на Аляске. Да и люди  здесь
были другие. Дельцов Харниш ненавидел и презирал, а с политическими бос-
сами Сан-Франциско он сошелся только ради достижения своих целей.  Прав-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.