Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Он влез на стулья, присел на корточки, потом  медленно  наклонился  и
взялся за веревку. Слегка изменив положение ног, он напряг мышцы,  потя-
нул мешки, снова отпустил, ища полного равновесия и наилучших точек опо-
ры для своего тела.
   Луи-француз, насмешливо глядя на его приготовления, крикнул:
   - Жми, Время-не-ждет! Жми, как дьявол! Харниш начал не  спеша  напря-
гать мускулы - на этот раз уже не примеряясь, а готовый к жиму,  -  пока
не собрал все силы своего великолепно развитого тела; и вот едва заметно
огромная груда мешков весом в девятьсот фунтов медленно и плавно отдели-
лась от пола и закачалась, как маятник, между его ногами.
   Олаф Гендерсон шумно выдохнул воздух. Мадонна, невольно до боли  нап-
рягшая мышцы, глубоко перевела дыхание. Луи-француз  сказал  смиренно  и
почтительно:
   - Браво! Я просто младенец перед тобой. Ты настоящий мужчина.
   Харниш бросил мешки, спрыгнул на пол и шагнул к стойке.
   - Отвешивай! - крикнул он, кидая весовщику свой мешочек с золотом,  и
тот пересыпал в него на четыреста долларов песку из мешочков  Гендерсона
и Луифранцуза.
   - Идите все сюда! - обернулся Харниш к гостям. - Заказывайте выпивку!
Платит победитель!
   - Сегодня мой день! - кричал он десять минут  спустя.  -  Я  одинокий
волк, волк-бродяга, и я пережил тридцать зим. Сегодня мне стукнуло трид-
цать лет, - сегодня мой праздник, и я любого положу на  лопатки.  А  ну,
подходите! Всех окуну в снег. Подходите, желторотые чечако и вы, бывалые
старики, - все получите крещение!
   Гости гурьбой повалили на улицу. В Тиволи остались только официанты и
пьяные, во все горло распевавшие песни. У Макдональда, видимо, мелькнула
смутная мысль, что не мешало бы поддержать свое достоинство, - он  подо-
шел к Харнишу и протянул ему руку.
   - Что-о? Ты первый? - засмеялся тот  и  схватил  кабатчика  за  руку,
словно здороваясь с ним.
   - Нет, нет, - поспешил заверить Макдональд, - я просто  хочу  поздра-
вить тебя с днем рождения. Конечно, ты можешь повалить меня в снег.  Что
я такое для человека, который поднимает девятьсот фунтов!
   Макдональд весил сто восемьдесят фунтов, и Харниш только  держал  его
за руку, но достаточно было одного внезапного рывка,  чтобы  он  потерял
равновесие и ткнулся носом в снег. В несколько мгновений  Харниш  одного
за другим повалил с десяток мужчин, стоявших подле него.  Всякое  сопро-
тивление было бесполезно. Он швырял их направо и налево, они кубарем ле-
тели в глубокий мягкий снег и оставались лежать в самых  нелепых  позах.
Звезды едва мерцали, и вскоре Харнишу трудно стало разбираться, кто  уже
побывал в его руках, а кто нет, и, раньше  чем  хвататься  за  очередную
жертву, он ощупывал ей плечи и спину, проверяя, запорошены ли  они  сне-
гом.
   - Крещеный или некрещеный? - спрашивал он  каждого,  протягивая  свои
грозные руки.
   Одни лежали распростертые в снегу, другие, поднявшись  на  колени,  с
шутовской торжественностью посыпали себе голову снегом, заявляя, что об-
ряд крещения совершен. Но пятеро еще стояли на  ногах;  это  были  люди,
прорубавшие себе путь в дремучих лесах Запада, готовые потягаться с  лю-
бым противником даже в день его рождения.
   Эти люди прошли самую суровую школу кулачных расправ  в  бесчисленных
ожесточенных стычках, знали цену крови и поту, лишениям и опасностям;  и
все же им не хватало одного свойства,  которым  природа  щедро  наделила
Харниша: идеально налаженной связи между нервными центрами и  мускулату-
рой. Ни особой премудрости, ни заслуги его тут не было. Таким он  родил-
ся. Нервы Харниша быстрее посылали приказы, чем нервы  его  противников.
Мысль, диктовавшая действия, работала быстрее, сами мышцы с молниеносной
быстротой повиновались его воле. Таков он был от  природы.  Мускулы  его
действовали, как сильно взрывчатые вещества. Рычаги  его  тела  работали

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.