Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жал на четыре доллара?
   Теперь уж Харниш не находил ответа и молчал, а она выжидательно смот-
рела на него.
   - Вы хотели бы, чтобы я сделал что-нибудь  в  этом  роде?  -  наконец
спросил он.
   - Так было бы лучше для людей и для вас, - ответила она уклончиво.
 
 
   ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ
 
   Всю неделю служащие конторы чувствовали, что мысли Харниша заняты ка-
кими-то новыми грандиозными планами. Уже несколько месяцев, если не счи-
тать сравнительно мелких операций, он почти не интересовался делами.  Но
теперь он внезапно погрузился в глубокую задумчивость, часами просиживал
за своим письменным столом, не двигаясь и не  произнося  ни  слова,  или
вдруг срывался с места и уезжал в Окленд. При этом видно было, что  пла-
ны, с которыми он носится, доставляют ему много радости. В конторе стали
появляться люди, ни обликом, ни повадками не похожие на тех, с  которыми
обычно совещался Харниш.
   В воскресенье он все рассказал Дид.
   - Вы задали мне задачу, - начал он, - и, мне кажется, об  этом  стоит
поразмыслить. И вот я такое придумал, что вы ахнете. Это, как вы говори-
те, полезное, нужное дело - и в то же время самая что ни на есть  азарт-
нейшая игра. Я хочу разводить минуты, чтобы там, где раньше росла  одна,
теперь вырастали две. Что вы на это скажете? Ну,  конечно,  немного  де-
ревьев я тоже посажу - несколько миллионов. Помните, я сказал  вам,  что
будто бы ездил смотреть каменоломню. Так вот, эту каменоломню я  собира-
юсь купить. И все эти горы я куплю - отсюда до Беркли и в ту сторону  до
СанЛеандро. Могу вам сказать, что кое-что здесь уже мое. Но  покамест  -
молчок. Я еще успею много купить, раньше чем об этом догадаются. Я вовсе
не желаю, чтобы цены подскочили под самое небо. Видите вон ту гору?  Она
вся моя, все склоны, которые спускаются к Пиедмонту, и дальше вдоль хол-
мов, почти до самого Окленда. И все это пустяки по сравнению с тем,  что
я собираюсь купить.
   Он замолчал и с торжеством посмотрел на Дид.
   - И все это для того, чтобы на том месте, где росла одна минута,  вы-
росли две? - спросила она и тут  же  расхохоталась,  заметив  таинствен-
но-хитрое выражение его лица.
   Пока она смеялась, Харниш не сводил с нее восхищенного  взгляда:  Она
так по-мальчишески задорно откидывала голову, так весело заливалась сме-
хом, показывая все свои зубы - не мелкие, но ровные и крепкие, без  еди-
ного изъяна. Харниш был убежден, что таких здоровых, ослепительно  белых
и красивых зубов нет ни у кого, кроме Дид, - недаром он уже много  меся-
цев сравнивал ее зубы с зубами каждой попадавшейся ему на глаза женщины.
   Только после того как она перестала смеяться, он снова обрел дар  ре-
чи.
   - Переправа между Сан-Франциско и Оклендом работает из рук вон плохо.
Вы пользуетесь ею каждый день, шесть раз в неделю,  -  значит,  двадцать
пять раз в месяц, итого: триста раз в год. Сколько времени вы тратите  в
один конец? Сорок минут. А я вас переправлю в двадцать минут. Вот и  вы-
растут две минуты вместо одной. Скажете, нет? Я вам сберегу двадцать ми-
нут в один конец. Это выходит сорок минут в день, тысяча минут в  месяц,
двенадцать тысяч в год. И это только вам, одному человеку. Давайте подс-
читаем. Двенадцать тысяч минут - это ровно двести часов. Вот вы и  вооб-
разите себе: если тысячи людей сберегут по двести  часов  в  год...  это
ведь хорошо, как, по-вашему?
   Дид только молча кивнула головой; у нее даже дух захватило от гранди-
озной затеи Харниша, о которой он говорил с таким искренним  увлечением,
что увлек и ее, хотя она не имела ни малейшего  представления,  как  эта
затея может осуществиться.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.