Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - И ненавижу город, - ответила она. - Но в деревне женщина  не  может
заработать кусок хлеба, поэтому я довольствуюсь прогулками за город, так
же как моя кобыла.
   А потом она еще рассказывала о том, как жила на ранчо, когда жив  был
отец. Харниш ликовал в душе. Вот они и разговорились; уже добрых полчаса
они вместе, а разговор ни разу не оборвался.
   - Мы с вами почти что земляки, - сказал он. -  Я  вырос  в  Восточном
Орегоне, а оттуда до Сискийу не так уж далеко.
   Он тут же спохватился и прикусил язык, но было поздно.
   - Откуда вы знаете, что я из Сискийу? - живо спросила она.  -  Я  вам
этого никогда не говорила.
   - Не помню, - уклончиво ответил он. - От кого-то я слышал, что вы  из
тех краев.
   Но тут, очень кстати, бесшумной тенью на дорогу выскочил Волк, кобыла
Дид Мэсон шарахнулась в сторону, и они заговорили об аляскинских ездовых
собаках, а потом опять о лошадях. И всю дорогу вверх до перевала, а  по-
том вниз они проговорили об этом.
   Он слушал Дид; внимательно следя за ее словами, и в то же время  сле-
дил за ходом своих мыслей и проверял свое впечатление о ней. Он никак не
мог решить, нравится ему или нет, что она так смело и непринужденно  ез-
дит верхом по-мужски. Взгляды Харниша на женщин были в достаточной  сте-
пени старомодны - они сложились в его ранней юности, на Диком Западе,  в
ту пору, когда женщины ездили верхом, сидя боком в дамском седле.  Всад-
ница, в его представлении, не была двуногим существом.  Мужская  посадка
Дид поразила его. Но он не мог не сознаться, что, хорошо это или  плохо,
смотреть на нее приятно.
   Помимо посадки, он отметил в ней еще две вещи. Во-первых, золотые то-
чечки в ее глазах. Странно, что он раньше их не  видел.  Может  быть,  в
конторе освещение не такое, как надо, а может быть, эти точечки  появля-
ются и опять исчезают? Нет, это уж цвет такой, словно золотистые пятныш-
ки рассеянного света. И даже не золотистые, но все-таки  ближе  всего  к
этому цвету. Во всяком случае - они уж никак не желтые.  Все  вздыхатели
видят по-своему предмет своей любви, и очень сомнительно, чтобы  кто-ни-
будь, кроме Харниша, назвал глаза Дид золотистыми. Но сердце  его  таяло
от нежности, и ему хотелось видеть ее глаза золотистыми, и такими они  и
были для него.
   Второе, что удивило и обрадовало его, - это ее простота и  естествен-
ность. Он был уверен, что разговаривать с ней будет очень трудно, а ока-
залось, что ничего нет легче. Она совсем не "надутая" - иначе Харниш  не
умел определить разницу между этой Дид, верхом на гнедой кобыле, и  той,
которую он привык видеть в конторе. И все же, несмотря на то, что встре-
ча состоялась и у них нашлось так много, о чем поговорить, Харниш в глу-
бине души испытывал разочарование. В конце концов это только пустая бол-
товня. Харниш был человек действия: его влекло к этой женщине, он  хотел
любить ее и быть любимым ею; и он хотел, чтобы это счастье наступило бе-
зотлагательно. Он привык к стремительным атакам, привык торопить события
и распоряжаться людьми, подчинять их своей воле; и сейчас его мучило же-
лание дать почувствовать Дид свою власть над ней. Ему  хотелось  сказать
ей, что он любит ее и что для нее нет иного выхода, как стать его женой.
Но он подавил это желание. Женщины -  увертливые  создания,  и  -  одной
властностью их не возьмешь; можно все дело испортить. Он вспомнил, с ка-
кой осторожностью и долготерпением  выслеживал  дичь  во  время  голода,
зная, что меткий выстрел или промах означает жизнь или  смерть.  Правда,
от этой женщины еще не зависела его жизнь, но все  же  зависело  многое,
очень многое, особенно сейчас, когда он ехал рядом с ней, и боясь  слиш-
ком часто взглядывать на нее, украдкой любовался ею; несмотря на мужской
костюм, придававший ей сходство с отважным всадником,  она  была  плени-
тельно женственна: по-женски улыбалась, смеялась, болтала,  а  глаза  ее
сияли, и щеки разгорелись после целого дня под жарким солнцем  и  летним
ветерком.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.