Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Джек Лондон
   Морской волк
 
 
   Изд. "Правда", 1984 г.
   OCR Палек, 1998 г.
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
   Не знаю, право, с чего начать, хотя иногда, в шутку, я  сваливаю  всю
вину на Чарли Фэрасета. У него была дача в Милл-Вэлли,  под  сенью  горы
Тамальпайс, но он жил там только зимой, когда ему хотелось  отдохнуть  и
почитать на досуге Ницше или Шопенгауэра. С наступлением лета он предпо-
читал изнывать от жары и пыли в городе и работать не  покладая  рук.  Не
будь у меня привычки навещать его каждую субботу и оставаться  до  поне-
дельника, мне не пришлось бы пересекать бухту Сан-Франциско в это памят-
ное январское утро.
   Нельзя сказать, чтобы "Мартинес", на котором я плыл,  был  ненадежным
судном; этот новый пароход совершал уже свой четвертый или пятый рейс на
переправе между Саусалито и Сан-Франциско. Опасность  таилась  в  густом
тумане, окутавшем бухту, но я, ничего не смысля в мореходстве, и не  до-
гадывался об этом. Хорошо помню, как спокойно и весело расположился я на
носу парохода, на верхней палубе, под самой рулевой рубкой, и таинствен-
ность нависшей над морем туманной пелены мало-помалу завладела моим  во-
ображением. Дул свежий бриз, и некоторое время я был  один  среди  сырой
мглы - впрочем, и не совсем один, так как я  смутно  ощущал  присутствие
рулевого и еще кого-то, по-видимому, капитана, в  застекленной  рубке  у
меня над головой.
   Помнится, я размышлял о том, как хорошо,  что  существует  разделение
труда и я не обязан изучать туманы, ветры, приливы и всю морскую  науку,
если хочу навестить друга, живущего по ту сторону  залива.  Хорошо,  что
существуют специалисты - рулевой и капитан, думал  я,  и  их  профессио-
нальные знания служат тысячам людей, осведомленным о море и мореплавании
не больше моего. Зато я не трачу своей  энергии  на  изучение  множества
предметов, а могу сосредоточить ее на  некоторых  специальных  вопросах,
например - на роли Эдгара По в истории  американской  литературы,  чему,
кстати сказать, была посвящена моя статья, напечатанная в последнем  но-
мере "Атлантика". Поднявшись на пароход и заглянув в  салон,  я  не  без
удовлетворения отметил, что номер "Атлантика" в руках у какого-то дород-
ного джентльмена раскрыт как раз на моей статье. В этом  опять  сказыва-
лись выгоды разделения труда: специальные знания рулевого и капитана да-
вали дородному джентльмену возможность - в то время как его благополучно
переправляют на пароходе из Саусалито в Сан-Франциско -  ознакомиться  с
плодами моих специальных знаний о По.
   У меня за спиной хлопнула дверь салона, и какой-то краснолицый  чело-
век затопал по палубе, прервав мои размышления. А  я  только  что  успел
мысленно наметить тему моей будущей статьи, которую решил назвать "Необ-
ходимость свободы. Слово в защиту художника". Краснолицый бросил  взгляд
на рулевую рубку, посмотрел на окружавший нас туман, проковылял  взад  и
вперед по палубе - очевидно, у него были протезы - и  остановился  возле
меня, широко расставив ноги; на лице его было написано блаженство. Я  не
ошибся, предположив, что он провел всю свою жизнь на море.
   - От такой мерзкой погоды недолго и поседеть! - проворчал он, кивая в
сторону рулевой рубки.
   - Разве это создает какие-то особые трудности? - отозвался я. -  Ведь
задача проста, как дважды два - четыре.  Компас  указывает  направление,
расстояние и скорость также известны.  Остается  простой  арифметический
подсчет.
   - Особые трудности! - фыркнул собеседник. - Просто, как дважды два  -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.