Случайный афоризм
Проблема искусства есть проблема перевода. Плохие писатели те, кто пишут, считаясь с внутренним контекстом, не известным читателю. Нужно писать как бы вдвоем: главное здесь, как и везде, - научиться владеть собою. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Почему вы не привезли с собой на пароходе свежего картофеля? -
спросил он.
   - Мы везли. Но в Форте Юкон мы его очень выгодно продали. У нас
сколько угодно сушеного картофеля, мы знали, что он лучше сохраняется. Он
даже не мерзнет.
   Смок охнул от досады.
   - И вы весь свежий продали? - спросил он.
   - Да. Откуда нам было знать?
   - И совсем ничего не осталось? Может быть, мешок-другой случайно
завалялся где-нибудь в сторонке?
   Она замялась на мгновение, покачала головой, потом прибавила:
   - Мы ничего не находили.
   - А может быть, все же что-нибудь осталось? - настаивал он.
   - Откуда я знаю? - скрипучим, злым голосом ответила Лора Сибли. - Я
не ведала продовольствием.
   - Им ведал Эймос Уэнтворт, - догадался Смок. - Прекрасно. А теперь
скажите - это останется между нами, - как по-вашему, не припрятал ли
где-нибудь Эймос Уэнтворт немного сырого картофеля?
   - Нет. Конечно, нет. Почему бы он стал прятать?
   - А почему бы и нет?
   Она пожала плечами.
   И как ни бился Смок, ему не удалось заставить ее признать, что это
могло случиться.



                                    7

   - Уэнтворт - свинья, - таков был приговор Малыша, когда Смок сказал
ему о своих подозрениях.
   - И Лора Сибли тоже, - прибавил Смок. - Она уверена, что у него есть
картофель, но молчит об этом и только добивается, чтобы он поделился с
нею.
   - А он не желает? - Малыш проклял грешный род человеческий в одной из
самых блистательных своих бранных импровизаций и перевел дух. - Оба они
настоящие свиньи. Пускай Господь Бог в наказание сгноит их в цинге - вот
все, что я имею сказать по этому поводу. А сейчас я пойду и расшибу
Уэнтворту башку.
   Но Смок был сторонником дипломатических переговоров. В эту ночь,
когда все в лагере спало и стонало во сне или, быть может, стонало, не в
силах уснуть, Смок постучал у дверей неосвещенной хижины Уэнтворта.
   - Выслушайте меня, Уэнтворт, - сказал он. - Вот здесь, в мешке, у
меня на тысячу долларов золотого песка. Я один из богатых людей в здешних
краях, я могу себе это позволить. Боюсь, что у меня начинается цинга.
Дайте мне одну сырую картофелину - и это золото ваше. Вот попробуйте на
вес.
   Смок содрогнулся от радости: Эймос Уэнтворт в темноте протянул руку и
попробовал на вес мешок с золотом. Потом Смок услыхал, как Уэнтворт шарит
под одеялом, и почувствовал, что в руку ему вложили уже не тяжелый
мешочек, а картофелину; да, это, несомненно, была картофелина величиной с
куриное яйцо и теплая оттого, что лежала у Уэнтворта под боком.
   Смок не стал дожидаться утра. Они с Малышом боялись, что два самых
тяжелых пациента могут умереть каждую минуту, и тотчас отправились в их
хижину. В чашке они несли тысячедолларовую картофелину, истертую, размятую
вместе с шелухой и приставшими к ней песчинками; и эту жидкую кашицу они
по нескольку капель зараз вливали в страшные черные дыры, которые некогда
были человеческими ртами. Всю долгую ночь, снова и снова сменяя друг
друга, Смок и Малыш давали больным картофельный сок, втирали его в
распухшие десны, в которых шатались и постукивали зубы, и заставляли
несчастных тщательно глотать каждую каплю драгоценного эликсира.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.