Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

накормить.
   - Ха! Легко сказать. А ты считать не разучился? У нас еды только на
месяц. Вот и прикинь: шесть порций помножить на тридцать - будет сто
восемьдесят. А тут двести индейцев, и у всех отличный аппетит. Как это,
черт возьми, мы ухитримся накормить их хотя бы по одному разу?
   - А собачий корм? - отозвался Смок. - Двести фунтов вяленой лососины
очень выручат. Мы должны их накормить. Понимаешь, они верят, что белые им
помогут.
   - Ясно, мы не можем просто так их бросить, - согласился Малыш. - Да,
неприятная работенка нам с тобой предстоит. Уж и не знаю, что хуже. Одному
надо слетать в Муклук за подмогой. Другой останется командовать всем этим
лазаретом, и его почти наверняка самого слопают. Не забывай, пожалуйста,
мы шесть дней сюда добирались. Даже если гнать налегке и ничего в дороге
не помешает, все равно быстрей, чем за три дня, не обернешься.
   Минуту Смок соображал и прикидывал, каковы были эти пройденные ими
мили и в какой срок он их одолеет, если напрячь все силы.
   - Я буду там завтра к вечеру, заявил он.
   - Идет, - бодро согласился Малыш. - А я останусь тут, и они меня
скушают.
   - Но я возьму по рыбине для собак и на один раз еду для себя, -
прибавил Смок.
   - Ясно. Ведь в Муклуке ты будешь завтра к вечеру, не раньше.
   Смок через Карлука изложил индейцам свой план.
   - Разведите костры, длинные костры, много костров, - сказал он в
заключение. - В Муклуке много белых людей. Белые люди - хорошие люди. У
них много еды. Пройдет пять снов, и я вернусь, привезу много еды. Вот этот
человек - мой очень хороший друг, его зовут Малыш. Он остается здесь. Он
большой начальник, ясно?
   Карлук кивнул и перевел слова Смока остальным.
   - Вся еда остается здесь, - сказал Смок. - Малыш будет раздавать еду.
Он начальник, ясно?
   Карлук перевел, и индейцы кивками и гортанными возгласами выразили
свое одобрение.
   Смок не уезжал и распоряжался всем, пока дело не пошло на лад. Все,
кто мог двигаться, шатаясь или хотя бы ползком, собирали хворост и сучья.
Потом развели длинные костры, какие разжигают индейцы, чтобы можно было
всем усесться у огня. Малыш с десятком помощников взялся за стряпню;
наготове у него была короткая дубинка: голодные нетерпеливы, то одному, то
другому приходилось давать по рукам. Женщины усердно растапливали снег в
каждой посудине, какую только удалось для этого приспособить. Первым делом
все получили по крошечному ломтику сала, а затем - по ложке сахару, чтоб
хоть немного притупить голод. Вскоре на кострах, кольцом окружавших
Малыша, во множестве котелков варились бобы, а сам Малыш, строго следя,
как бы кто не схватил лишней порции, наскоро пек и раздавал тончайшие
оладьи.
   - Я тут разведу знатную стряпню, - сказал он на прощание Смоку, - а
ты знай гони. Туда рысью, а оттуда галопом. Сегодняшний день и завтрашний
у тебя - чтобы добраться туда и еще три дня на обратную дорогу. Завтра они
у меня доедят последнюю рыбу, а потом три дня у них не будет во рту ни
крошки. Так что гони вовсю, Смок. Гони вовсю.
   Но хотя Смок и отправился налегке, погрузив на нарты всего-навсего
шесть вяленых лососей, два фунта замороженных бобов с беконом да меховое
одеяло, а все-таки ехать ему пришлось не слишком быстро. Вместо того чтобы
сидеть на нартах и погонять собак, он вынужден был все время работать
шестом, направляя и выравнивая нарты. А ведь позади был длинный день, и
Смок и собаки немало поработали и порядком измучились. Уже наступили
долгие полярные сумерки, когда он одолел перевал и оставил за собою Лысые
Холмы.
   Но вот путь пошел под гору, и собаки побежали веселее; время от
времени Смок даже вскакивал на нарты и гнал во всю мочь, заставляя собак

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.