Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Эта упряжка должна была сделать пятнадцать миль и довезти его до
устья Белой реки. Это была самая слабая его упряжка, хотя в нее входило
девять собак. Двадцать пять миль, загроможденных торосами, между Белой
рекой и Шестидесятой Милей, он разбил на два перегона и поставил на них
две свои лучшие упряжки.
   Смок лежал на нартах ничком, вытянувшись во всю длину, и держался
обеими руками. Едва собаки замедляли бег, он вскакивал на колени и,
оглушительно крича, хлестал их бичом. Как ни слаба была эта упряжка, он
все же обогнал на ней двух соперников. Вот наконец и Белая. Здесь во время
ледостава торосы образовали барьер, отгородивший полынью длиной в целую
милю; теперь полынья замерзла и была покрыта гладким льдом. Эта ровная
поверхность давала возможность состязающимся менять собак на ходу, и здесь
вдоль всего пути стояли наготове свежие собачьи подставы.
   Миновав барьер и выскочив на гладкий лед, Смок полетел во весь опор и
громко крикнул:
   - Билли! Билли!
   Билли услышал и отозвался, и при свете многочисленных костров на льду
Смок увидел нарты, которые вынырнули откуда-то сбоку и понеслись за ним
вдогонку. Собаки были свежие и догнали его. Когда нарты с ним поравнялись,
Смок перепрыгнул в них, а Билли перепрыгнул в его нарты и отъехал прочь.
   - Где Толстяк Олаф? - закричал Смок.
   - Первым идет! - ответил Билли, и костры остались позади, а Смок
снова мчался сквозь стену непроглядного мрака.
   На этом трудном перегоне, среди хаоса торчащих кверху торосов, Смок,
соскочив с нарт и тщательно управляя своим вожаком, обогнал еще троих
соперников. Здесь, в темноте, среди льдин, то и дело происходили
катастрофы, и Смок слышал, как обрезали постромки с погибших собак и
чинили упряжь.
   На следующем перегоне, коротком, но, пожалуй, самом трудном, ведущем
к Шестидесятой Миле, он обогнал еще двоих. И словно для того, чтобы ему
понятна стала их судьба, одна из его собак вывихнула себе плечо и
запуталась в сбруе. Передовые собаки, озлобленные такой неудачей,
бросились на пострадавшую товарку, и Смоку пришлось пустить в ход тяжелую
рукоять своего бича.
   В то время как Смок удалял из упряжки раненую собаку, он услышал за
собой собачий лай и человеческий голос, который показался ему знакомым.
Это был Шредер. Смок закричал, чтобы предотвратить столкновение. Барон,
гикнув на своих собак и налегая на поворотный шест, объехал Смока на
расстоянии двенадцати футов. Было так темно, что Смок, слыша его окрик над
самым ухом, ничего не мог разглядеть.
   Близ фактории на Шестидесятой Миле, на ровном льду, Смок обогнал еще
две упряжки. Здесь все только что переменили собак и поэтому ехали почти
рядом, стоя в нартах на коленях, размахивая бичами и крича на обезумевших
псов. Но Смок хорошо изучил этот участок пути и знал, что сейчас возле вон
той сосны, озаренной кострами, дорога круто повернет и превратится в узкую
тропу. Дальше нарты смогут ехать только гуськом.
   Нагнувшись вперед, Смок ухватился за веревку и подтянул нарты к
своему кореннику. Потом поймал его за задние лапы и опрокинул на спину.
Собака, рыча от бешенства, пыталась вонзить в него клыки, но остальные
собаки уволокли ее за собой. Ее тело сыграло роль тормоза, и две другие
упряжки, шедшие со Смоком наравне, обогнав его, ринулись в темноту узкого
прохода.
   Впереди раздался грохот. Это столкнулись две упряжки. Смок выпустил
из рук лапы коренника, бросился к шесту, круто повернул и погнал собак
прямо через непримятый снег. Это было убийственно трудно, псы увязали в
снегу по уши, но зато ему удалось вырваться на укатанную дорогу, оставив
позади две пары столкнувшихся нарт.




1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.