Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собак, вырвались из рук погонщика и набросились на них.
   Смок осторожно обошел сцепившихся псов. Он увидел зеленый фонарь фон
Шредера и рядом красный огонек своей собственной упряжки. Двое погонщиков
с короткими дубинками охраняли собак Шредера.
   - Смок, сюда! - услышал он еще издали встревоженный голос Малыша.
   - Иду! - закричал он.
   При свете красного фонаря он увидел, что снег вокруг нарт смят и
утоптан, а по тяжелому дыханию товарища понял, что здесь была драка. Он
бросился к нартам и с разбега вскочил в них. Малыш поднял бич.
   - Вперед, черти, вперед! - завыл он.
   Собаки налегли на грудные ремни и вынесли нарты на дорогу. Это были
крупные звери - Гансонова премированная упряжка гудзоновцев, - и Смок
назначил их для первого перегона: десять миль от речки до Юкона, трудный
пробег по голому льду возле устья и десять миль вниз по Юкону.
   - Сколько человек впереди нас? - спросил Смок.
   - Закрой рот и береги дыхание! - Ответил Малыш. - Эй вы, зверюги!
Вперед! Вперед!
   Он бежал за нартами, держась за короткую веревку. Смок не мог видеть
его, как не мог видеть и нарт, в которых лежал, вытянувшись во весь рост.
Огни остались позади, и они мчались сквозь стену непроглядного мрака со
всей скоростью, на какую собаки были способны. Этот мрак был какой-то
обволакивающий; он казался плотным, почти осязаемым.
   Смок почувствовал, как нарты, делая невидимый поворот, наехали на
что-то и качнулись. Он услышал впереди ожесточенный лай и отчаянную брань.
Впоследствии это называли "свалкой Барнса - Слокума". Упряжки Барнса и
Слокума налетели одна на другую, и в эту кучу врезались сейчас семь
огромных псов Смока. Возбуждение этой ночи на Моно довело этих
полуприрученных волков до исступления. Клондайкских собак, которыми правят
без вожжей, останавливают обычно только окриком, и сейчас не было никакой
возможности прекратить побоище, завязавшееся на узкой дороге. А сзади
налетали все новые нарты, увеличивая свалку. На людей, которым уже почти
удалось распутать свои упряжки, катилась лавина новых собак, хорошо
накормленных, отдохнувших и рвавшихся в бой.
   - Мы должны во что бы то ни стало прорваться вперед! - заревел Малыш
на ухо Смоку. - Береги руки и положись на меня.
   Как они вырвались из этого водоворота, Смок почти не мог вспомнить.
Чей-то кулак двинул его по челюсти, чья-то дубина стукнула по плечу.
Собачий клык вонзился ему в ногу, и он почувствовал, как в мокасин стекает
теплая кровь. Оба рукава его парки были изодраны в клочья. Наконец шум
свалки оказался позади. Словно во сне, Смок помогал Малышу перепрячь
собак. Одна из собак издохла, они обрезали постромки и в темноте ощупью
починили поврежденную упряжь.
   - А теперь, Смок, ложись на нарты и отдышись, - сказал Малыш.
   И собаки во всю прыть понеслись в темноту, вниз по Моно, пересекли
широкую равнину и выбежали на Юкон. Здесь, при слиянии речонки с великой
рекой, у поворота на широкий санный путь, кто-то разжег костер, и у этого
костра Малыш расстался со Смоком. При свете костра, когда нарты понеслись,
увлекаемые мчащимися собаками, Смок запечатлел в своей памяти еще одну из
незабываемых картин Севера. Это был Малыш, который шел, качаясь,
проваливаясь в глубокий снег, и бодро давал свои последние наставления,
хотя один глаз у него почернел и закрылся, пальцы были разбиты, а из руки,
изодранной выше локтя собачьими клыками, лилась кровь.



                                    5

   - Сколько нарт впереди? - спросил Смок, сменяя на первой остановке
своих утомленных гудзоновцев и вскакивая на поджидавшие его новые нарты.
   - Одиннадцать! - крикнул ему вслед человек, стороживший собак.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.