Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Нет! Я буду все делать! "Волна" научила меня работать...
   - Каждый должен взять с собой запасов на целый год. Народу будет
такое множество, что индейцев-носильщиков не хватит на всех. Холлу и
Роберту придется самим тащить свои припасы. Я затем и отправляюсь с ними,
чтобы помочь им. Тебе придется тащить на спине столько же, сколько им.
   - Испытай меня.
   - Ты не умеешь носить тяжести.
   - Когда мы отправляемся?
   - Завтра.
   - Пожалуйста, не воображай, дядюшка, что меня наставила на путь
истинный твоя проповедь о пользе закалки, - сказал Кит, прощаясь. - Мне
необходимо уехать из этого города, от О'Хара - куда угодно, лишь бы
подальше.
   - Кто такой О'Хара? Японец?
   - Нет, он ирландец, рабовладелец и мой лучший друг. Он редактор и
издатель и вообще главная шишка в "Волне". Он делает там все, что захочет.
   Вечером Кит Беллью настрочил О'Хара записку.
   "Уезжаю всего лишь на несколько недель, - писал он. - Найми
какого-нибудь чудака, пусть докончит за меня последний рассказ. Прошу
прощения, милый друг, но этого требует мое здоровье. Вернусь и налягу на
работу с двойным усердием".



                                    2

   Через несколько дней Кит Беллью высадился на обезумевший берег Дайи,
заваленный тысячепудовым багажом многих тысяч людей. Груды снаряжения и
продовольствия выбрасывались на берег с пароходов и медленно просачивались
с берега в Дайскую долину и через Чилкут. Путешественникам предстояло
двадцать восемь миль тащить свои пожитки на себе. Индейцы-носильщики,
взвинтившие цены за переноску багажа с восьми центов за фунт до сорока, не
справлялись с работой. Их не хватало, и всем было ясно, что большинство
путешественников не успеет перебраться через перевал до наступления зимы.
   Самым неприспособленным из новичков был Кит. У него, как и у многих,
на поясе висел патронташ и болтался большой револьвер. Этот револьвер
навязал ему, между прочим, дядюшка, помнивший былые беззаконные годы. Но
Кит романтически воспринимал окружающее. Его пленяла пестрота людского
потока, устремившегося за золотом, и он смотрел на все глазами художника.
Он ничего не принимал всерьез. Еще на пароходе он заявил, что не
собирается относиться к путешествию, как к собственным похоронам. Ведь это
просто каникулы. Заглянуть за перевал, поглазеть по сторонам - и домой!
   Кит оставил своих спутников дожидаться на песчаном берегу выгрузки
багажа, а сам пошел слоняться вдоль реки и набрел на старую факторию. Он
не щеголял своим револьвером, хотя заметил, что очень многие, имеющие
револьвер, чрезвычайно задирали нос. Дюжий рослый индеец прошел мимо Кита,
согнувшись под неимоверно тяжелым тюком. Кит последовал за индейцем,
восхищенный его прекрасными икрами и той грациозной легкостью, с которой
он двигался, несмотря на тяжелую ношу. Индеец сбросил кладь на весы у
дверей фактории, и Кит присоединился к толпе золотоискателей, одобрительно
глазевших на силача; оказалось, что кладь весила сто двадцать фунтов; эта
цифра благоговейно передавалась из уст в уста.
   "Мне не поднять такую тяжесть, а уж не снести и подавно", - подумал
Кит.
   - Несешь на озеро Линдерман, дружище? - спросил он.
   Индеец гордо кивнул головой.
   - И сколько взял за переноску?
   - Пятьдесят долларов.
   Разговор оборвался. Внимание Кита привлекла девушка, стоявшая на
пороге. Она была одета не так, как большинство женщин, прибывших на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.