Случайный афоризм
Когда писатель глубоко чувствует свою кровную связь с народом - это дает красоту и силу ему. Максим Горький
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Она послушно села в снег. Он сбросил мешок со спины и постлал ей под
ноги одеяло.
   Сверху донеслись голоса золотоискателей, следовавших за ними.
   - Пусть Малыш пойдет вперед и поставит столбы, - посоветовала Джой.
   - Иди, Малыш, - сказал Смок, снимая с нее заледеневшие мокасины. -
Отшагай тысячу футов и поставь два столба. Угловые столбы поставим потом.
   Смок перочинным ножиком срезал завязки с мокасин Джой. Они так
замерзли, что скрипели и визжали под ножом. Сивашские чулки и тяжелые
шерстяные носки обледенели. Казалось, будто вся нога вложена в железный
футляр.
   - Ну, как нога? - спросил он, продолжая работать.
   - Я ее не чувствую. Не могу шевельнуть пальцами. Но все обойдется.
Огонь чудесно горит. Сами не отморозьте себе рук. Должно быть, пальцы у
вас уже онемели.
   Он снял рукавицы и стал голыми руками хлопать себя по бедрам. Когда
кровообращение в пальцах восстановилось, он снова принялся разувать
девушку. Вот обнажилась белая кожа сначала одной, потом другой ноги,
предоставленная укусам семидесятиградусного мороза.
   Смок с яростью принялся растирать ее ноги снегом. Наконец Джой
откинулась, зашевелила пальцами и радостно пожаловалась на боль.
   Она подползла с его помощью к огню. Он усадил ее на одеяло - ногами к
живительному пламени.
   - Теперь сами займитесь своими ногами, сказал он.
   Она сняла рукавицы и стала растирать себе ноги, как бывалая
путешественница, следя за тем, чтобы они согревались постепенно. А в это
время он согревал руки. Снег не таял и даже не становился влажным. Его
легкие кристаллы были тверды, как песчинки. Укусы и уколы кровообращения
медленно возвращались в замерзшие пальцы Смока. Он поправил костер, открыл
котомку Джой и вынул оттуда запасную пару обуви.
   Вернулся Малыш и вскарабкался к ним на берег.
   - Я отмерил ровно тысячу футов, - заявил он. - Номера двадцать семь и
двадцать восемь. Когда я ставил верхний столб на номере двадцать семь,
первый из той кучки, что шла за нами следом, остановил меня и сказал, что
я не имею права на двадцать восьмой номер. Но я ответил ему...
   - Ну, закричала Джой, - что вы ему ответили?
   - Я ответил ему напрямик, что, если он не уберется сейчас же на
пятьсот футов дальше, я превращу его обмороженный нос в сливочное
мороженое и шоколадный пломбир. Он ушел, и я поставил два центральных
столба для двух честнейшим образом отмеренных пятисотфутовых участков. Он
поставил свой столб по соседству. Я думаю, сейчас ручей Индианки уже
поделен весь от истока до устья. Впрочем, наше дело в порядке. Сейчас уже
темно и ничего не видно, но завтра можно будет поставить угловые столбы.



                                    3

   Наутро погода изменилась. Стало так тепло, что Смок и Малыш, не
вылезая из-под одеял, определили температуру в двадцать градусов ниже
нуля. Стужа кончилась. Одеяла были покрыты шестидюймовым слоем инея.
   - Доброе утро! Как ваши ноги? - через потухший костер обратился Смок
к Джой Гастелл, которая сидела в своем спальном мешке и стряхивала с себя
снег.
   Пока Смок готовил завтрак, Малыш развел костер и принес льду из
речки. К концу завтрака совсем рассвело.
   - Пойди и поставь угловые столбы, Смок, - сказал Малыш. - Там, где я
рубил лед для кофе, я видел песок. Сейчас натоплю воды и промою лоток
этого песку - на счастье.
   Смок, взяв топор, пошел ставить столбы. Отойдя от нижнего
центрального столба номер двадцать семь, он направился под прямым углом по

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.