Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

слов, чтобы о них рассказать. Как я расскажу тебе, что в моем сердце? Вот
смотри!
   Она взяла его руку и, сняв с нее рукавицу, притянула к себе, под
теплый мех парки, прижала к самому сердцу. В долгом молчании Смок слышал,
чувствовал каждый удар этого сердца - любовь. А потом медленно, едва
заметно, все еще держа его за руку, она отстранилась, шагнула. Она вела
его к тайнику - и он не мог ей противиться. Казалось, это ее сердце ведет
его - сердце, которое бьется вот здесь, в его руке.



                                    11

   Подтаявший накануне снег за ночь прихватило морозом, и лыжи легко и
быстро скользили по прочному насту.
   - Вот сейчас за деревьями будет тайник, - сказала Смоку Лабискви.
   И вдруг она схватила его за руку, вздрогнув от испуга и изумления.
Среди деревьев плясало веселое пламя небольшого костра, а перед ним сидел
Мак-Кен. Лабискви что-то сказала сквозь зубы по-индейски, - это прозвучало
как удар хлыста, и Смок вспомнил, что Четырехглазый называл ее гепардом.
   - Недаром я опасался, что вы сбежите без меня, - сказал Мак-Кен,
когда Смок и Лабискви подошли ближе, и его колючие хитрые глаза блеснули.
- Но я следил за девушкой, и когда она припрятала тут лыжи и еду, я тоже
собрался в дорогу. Я захватил для себя и лыжи и еду. Костер? Не бойтесь,
это не опасно. В становище все спят как убитые, а без огня я бы тут
замерз, дожидаясь вас. Сейчас и пойдем?
   Лабискви испуганно вскинула глаза на Смока и, тотчас приняв решение,
заговорила. В своем чувстве к Смоку она была совсем девочкой, но теперь
она говорила твердо, как человек, который ни от кого не ждет совета и
поддержки.
   - Ты собака, Мак-Кен, - процедила она сквозь зубы, с яростью глядя на
него. - Я знаю, что ты задумал: если мы не возьмем тебя, ты поднимешь на
ноги все становище. Что ж, хорошо. Придется тебя взять. Но ты знаешь моего
отца. Я такая же, как и он. Ты будешь работать наравне с нами. И будешь
делать то, что тебе скажут. И если попробуешь устроить какую-нибудь
подлость - знай, ты пожалеешь, что пошел.
   Мак-Кен посмотрел на нее, и в его свиных глазках мелькнули страх и
ненависть, а в глазах Лабискви, обращенных к Смоку, гнев сменился лучистой
нежностью.
   - Я правильно ему сказала? - спросила она.
   Рассвет застал их в предгорьях, отделявших равнину, где обитало племя
Снасса, от высоких гор. Мак-Кен намекнул, что пора бы и позавтракать, но
они не стали его слушать. Поесть можно и позже, среди дня, когда наст
подтает на солнце и нельзя будет идти дальше.
   Горы становились все круче, и замерзший ручей, вдоль которого они
шли, вел их по все более глубоким ущельям. Здесь не так заметно было
наступление весны, хотя в одном из ущелий из-под льда уже выбивалась
вольная струя, и дважды они замечали на ветвях карликовой ивы первые
набухающие почки.
   Лабискви рассказывала Смоку, по каким местам им предстоит идти и как
она рассчитывает сбить и запутать погоню. Есть только два выхода из
Оленьей страны - на запад и на юг. Снасс немедля вышлет молодых охотников
сторожить обе эти дороги. Но к югу ведет еще одна тропа. Правда, на
полпути, среди высоких гор, она сворачивает на запад, пересекает три
горных гряды и сливается с главной южной дорогой. Не обнаружив там, на
главной южной дороге, следов, погоня повернет назад в уверенности, что
беглецы направились на запад; никто не заподозрит, что они осмелились
избрать более долгий и трудный путь.
   Взглянув через плечо на Мак-Кена, шедшего последним, Лабискви сказала
негромко:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.