Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ворчание и взрыв серебристого смеха, донесшиеся из палатки, где Лабискви
играла с недавно пойманным волчонком. Лицо Снасса исказилось от боли.
   - Ничего, я это переживу, - угрюмо пробормотал он. - Маргерит должна
выйти замуж, и это счастье для меня и для нее, что здесь оказались вы. На
Четырехглазого у меня было мало надежды. Мак-Кен был до того безнадежен,
что я сплавил его индианке, которая зажигала свой костер двадцать лет
подряд. Если бы не вы, пришлось бы выдать ее за индейца. Либаш мог бы
стать отцом моих внуков!
   В эту минуту из палатки с волчонком на руках показалась Лабискви и
подошла к костру, чтобы посмотреть на того, к кому ее словно притягивало
магнитом; глаза ее сияли любовью, которую ее никто не научил скрывать.



                                    9

   - Слушайте, - сказал Мак-Кен. - Теперь весна, оттепель, снег
покрывается настом. Самое время двинуться в путь, только в горах весной
бывают снежные бури. Я их хорошо знаю. С другим я бы не рискнул бежать, но
с вами решаюсь.
   - Где уж вам бежать, - возразил Смок. - Вы всякому будете только
обузой. Какой вы мужчина, вы размякли, как кисель. Если уж я сбегу, так
побегу один. А пожалуй, и вовсе не сбегу, меня никуда не тянет. Оленина
мне по вкусу, и лето уже недалеко, будем есть лососину.
   - Ваш приятель умер, - сказал Снасс. - Мои охотники не убивали его.
Они нашли его мертвым, он замерз в горах, его там застигли весенние
метели. Отсюда никому не уйти. Когда мы отпразднуем вашу свадьбу?
   А Лабискви сказала:
   - Я смотрю и вижу - в лице и в глазах у вас тоска. Я так хорошо знаю
ваше лицо! У вас на шее маленький шрам, под самым ухом. Когда вам хорошо,
уголки рта у вас поднимаются вверх. А когда у вас печальные мысли, уголки
опускаются вниз. Когда вы улыбаетесь, от глаз идут лучики - три, четыре.
Когда смеетесь - шесть. Иногда бывает даже семь, я считала. А теперь нет
ни одного. Я не читала книг. Я не умею читать. Но Четырехглазый меня
многому научил. Я видела и у него тоску в глазах, точно голод, - тоску по
большому миру. Он часто тосковал по тому миру. А ведь у нас он ел вдоволь
мяса, и рыбы тогда было много, и ягод, и кореньев, и даже мука была, - нам
ее часто приносят Дикобразы и Лусква в обмен на меха. А все-таки ему не
хватало того, большого мира. Разве тот мир так хорош, что и вам его
недостает? У Четырехглазого ничего не было. А у вас - я. - Она со вздохом
покачала головой. - Четырехглазый и умирая тосковал. Может быть, если вы
останетесь здесь навсегда, вас тоже убьет тоска по тому миру? Боюсь, что я
совсем не знаю, какой он, тот мир. Хотите убежать туда?
   Смок не в силах был ответить, лишь уголки его рта дрогнули - и она
поняла.
   Минуты проходили в молчании; видно было, что Лабискви борется с
собой, и Смок проклинал себя за непонятную слабость: как мог он выдать ей
свою тоску по свободе, по большому миру - и не сказать о своей любви к
другой женщине!
   И опять Лабискви вздохнула.
   - Хорошо, - сказала она. - Я так люблю вас, что даже не боюсь отца,
хотя в гневе он страшней, чем снежная буря в горах. Вы рассказали мне, что
такое любовь. Это - испытание любви. Я помогу вам убежать отсюда и
вернуться в большой мир.



                                    10

   Смок проснулся и лежал тихо, не шевелясь. Маленькая теплая рука

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.