Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

шестьдесят миль к северо-востоку от них напали на след второго оленьего
стада. Несколько дней спустя, в слабом свете сумерек, еще более тусклом от
валящего снега, они вернулись в становище. Индианка, рыдавшая у костра,
вдруг вскочила и накинулась на Смока. Глаза ее горели злобой, она осыпала
его бранью и проклятиями, протягивая руки к недвижному и немому,
завернутому в меха телу, лежавшему на недавно прибывших нартах.
   Смок мог только догадываться о том, что произошло, и, подходя к
костру Мак-Кена, приготовился к новому взрыву проклятий. Но он увидел
самого Мак-Кена, который усердно жевал кусок оленины.
   - Я не воин, - заскулил он в объяснение. - А Малыш убежал, хотя за
ним еще идет погоня. Он дрался, как черт. Да все равно его поймают, не
выбраться ему. Он подстрелил двоих, но они оправятся. А одному всадил пулю
прямо в сердце.
   - Знаю, - ответил Смок. - Я только что видел вдову.
   - Снасс хотел с вами поговорить, - прибавил Мак-Кен. - Приказал, как
только вернетесь, чтоб шли к его костру. Я вас не выдал. Вы ничего не
знаете. Помните это твердо. Малыш удрал со мной на свой страх и риск.
   У костра Снасса Смок застал Лабискви. В ее глазах, обращенных к нему,
сияла такая нежность, что он испугался.
   - Я рада, что вы не пытались убежать, - сказала она. - Видите, я... -
Она замялась, но глаз не опустила, и нельзя было не понять, что означает
льющийся из них свет. - Я зажгла свой костер, зажгла, конечно, для вас.
Мой час настал. Вы мне милее всех на свете. Милее, чем отец. Милее, чем
тысяча Либашей и Махкуков. Я люблю. Это так странно. Люблю, как Франческа,
как Изольда. Старик Четырехглазый говорил правду. Индейцы так не любят. Но
у меня синие глаза и белая кожа. Мы оба белые, вы и я.
   Никогда еще ни одна женщина не предлагала Смоку руку и сердце, и он
не знал, как себя вести. Впрочем, это было даже не предложение. В его
согласии никто и не сомневался. Для Лабискви все это было так просто и
ясно, такой нежностью лучились ее глаза, что Смоку оставалось только
удивляться, почему она еще не обняла его и не склонилась головой ему на
плечо. Потом он понял, что хотя она искренна и простодушна в своей любви,
но нежные ласки влюбленных ей незнакомы. Первобытные дикари их не знают.
Лабискви негде было этому научиться.
   Она все лепетала, изливая любовь и радость, переполнявшую ее сердце,
а Смок собирался с духом, - надо же как-нибудь открыть ей горькую правду...
Казалось, желанный случай представился ему.
   - Но послушайте, Лабискви, - начал он, - вы уверены, что
Четырехглазый рассказал ва всю историю любви Паоло и Франчески?
   Она всплеснула руками и радостно засмеялась:
   - Это еще не все! Я так и знала, что это еще не все про любовь! Я
много думала с тех пор, как зажгла свой костер. Я...
   Но тут сквозь завесу падающего снега к костру шагнул Снасс - и
удобный случай был упущен.
   - Добрый вечер, - буркнул Снасс. - Ваш приятель натворил тут черт
знает чего. Хорошо, что хоть вы оказались умнее.
   - Может, вы мне скажете, что случилось? - спросил Смок.
   Зубы Снасса, удивительно белые по сравнению с прокопченной дымом
костров бородой, блеснули в недоброй усмешке.
   - Конечно, скажу, - ответил он. - Ваш приятель убил одного из моих
людей. Это жалкое ничтожество Мак-Кен струсил при первом же выстреле.
Больше он не удерет. Вашего приятеля ловят в горах мои охотники - и они
его изловят. Юкона ему не видать. А вы теперь будете спать у моего костра
и с охотниками больше не пойдете. Я сам буду приглядывать за вами.



                                    8

   Переселившись к костру Снасса, Смок попал в затруднительное

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.