Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Многое узнал Смок и в этот день и потом, когда племя двинулось по
следу оленей. Да, это были настоящие дикие индейцы - те, которых много лет
назад встретил и от которых бежал Энтон. Здесь близко проходила западная
граница их охотничьих владений, а на лето они перекочевывали на север, в
тундру, к берегам Ледовитого океана, и в восточном направлении доходили до
самой Лусквы. Что это за река - Лусква, Смок так и не понял, и ни
Лабискви, ни Мак-Кен не могли ему объяснить. Изредка Снасс, взяв
сильнейших охотников, отправлялся на восток, переходил Скалистые Горы,
миновал озера, реку Маккензи и доходил до Бесплодных земель. В последний
раз, когда они побывали в той стороне, и была найдена шелковая палатка,
ставшая жилищем Лабискви.
   - Она принадлежала экспедиции Миллисента и Эдбери, - сказал Смоку
Снасс.
   - А, помню! Они охотились на мускусных быков. Спасательной экспедиции
не удалось разыскать никаких следов их обоих.
   - Я их нашел, - сказал Снасс, - но они были уже мертвы.
   - Об этом до сих пор никто ничего не знает. Вести не дошли.
   - Вести никогда не доходят, - любезно пояснил Снасс.
   - Вы хотите сказать, что если бы вы застали их в живых?..
   Снас кивнул.
   - Они остались бы со мной и с моим народом.
   - Энтон, однако, ушел, - сказал Смок с вызовом.
   - Не помню такого имени. Давно это было?
   - Лет четырнадцать-пятнадцать назад, - ответил Смок.
   - Значит, он все-таки пробрался... А я не раз спрашивал себя, что с
ним сталось. Мы звали его Длинный Зуб. Это был сильный человек, очень
сильный.
   - И Лаперль
прошел
здесь
десять
лет
назад.
   Снас покачал головой.
   - Он видел следы ваших стоянок. Это было летом.
   - Тогда понятно, - ответил Снасс. - Летом мы бываем на сотни миль
севернее.
   Но как ни старался Смок, он не мог найти ключа к прошлому Снасса. Кем
он был до того, как переселился в эти дикие северные края? Человек,
несомненно, образованный, он уже долгие годы не читал ни книг, ни газет.
Он не знал и знать не хотел, что изменилось за это время в мире. Он слыхал
о нашествии золотоискателей на Юкон, о клондайкской золотой лихорадке. Но
золотоискатели никогда не вторгались в его владения, и он был этому рад. А
огромный внешний мир для него просто не существовал. Снасс и слышать о нем
не хотел.
   Лабискви тоже мало что могла сообщить Смоку о прошлом отца. Она
родилась здесь, в охотничьем становище. Ее мать умерла, когда девочке было
шесть лет. Мать была красавица - единственная белая женщина, которую
видела Лабискви за всю свою жизнь. Она сказала это с грустью - и с грустью
снова и снова заговаривала о том мире, откуда ее отец бежал безвозвратно.
Да, она знает, что существует другой, большой мир, но это - ее тайна. Она
давно поняла, что одно упоминание о нем приводит отца в ярость.
   Энтон рассказал одной индианке, что дед Лабискви - отец ее матери -
занимал высокий пост в Компании Гудзонова залива. Позднее индианка
рассказала об этом Лабискви. Но имени своей матери девушка так и не
узнала.
   От Дэнни Мак-Кена нельзя было почерпнуть никаких полезных сведений.
Он не любитель приключений. Бродячая жизнь среди дикарей ужасна, а он
ведет ее вот уже девять лет. Он жил в Сан-Франциско, его напоили и обманом
затащили на китобойное судно; с мыса Барроу он и еще трое из команды

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.