Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   - Пришлось отдать по семь долларов за штуку.
   - А я под конец предлагал по десять, - сказал Смок. - И вдруг этот
тип заявил, что уже продал яйца. Плохо наше дело, Малыш. У нас появился
конкурент. Эти двадцать восемь яиц доставят нам немало хлопот. Понимаешь,
весь секрет в том, чтобы у нас оказались все яйца до единого, иначе...
   Он не договорил и уставился на своего компаньона. Малыш внезапно
изменился в лице - что-то взволновало его, но он всячески старался этого
не показать. Он отставил лекарство, тщательно, не торопясь, вытер руки об
шкуру Салли, поднялся, прошел в угол, посмотрел на термометр, потом
повернул обратно. И наконец заговорил тихим, ровным голосом и притом
чрезвычайно вежливо:
   - Будь так добр, повтори, пожалуйста, сколько яиц ты торговал у этого
типа?
   - Двадцать восемь.
   - Гм... - пробурчал Малыш и легким кивком поблагодарил Смока. Потом
раздумчиво и недоброжелательно посмотрел на печь. - Надо поставить новую
печку. А то у этой топка прогорела, получаются не лепешки, а уголь.
   - При чем тут печка? - не выдержал Смок. - Скажи толком, в чем дело?
   - В чем дело? Ты желаешь знать, в чем дело? Тогда будь так любезен,
обрати свои прекрасные глаза на ведро, вон там, на столе. Видишь?
   Смок кивнул.
   - Так вот что я хочу тебе сказать. Здесь, в этом самом ведре, ровным
счетом двадцать восемь яиц, и каждое из них, черт бы их побрал, стоит
ровным счетом семь добрых полновесных монет. Если ты очень жаждешь еще
что-нибудь узнать, пожалуйста, я в твоем распоряжении.
   - Ну-ну, дальше, - потребовал Смок.
   - Скажи, ты у кого торговал яйца? У высокого старого индейца, верно?
   Смок кивнул, и потом ему пришлось кивать на каждый следующий вопрос
Малыша.
   - Ему щеку ободрал медведь - верно? Он торгует собаками? Его зовут
Джим Рваная Щека? Все сходится? Понимаешь, о ком я?
   - Ты думаешь, мы с тобой перебивали...
   - Друг у друга. Ясное дело. Эта скво - его жена, они живут на холме
за больницей. Я бы мог купить эти два яйца по два доллара штука, если б ты
не сунулся.
   - То же самое и я, - засмеялся Смок, - если б ты не впутался, чтоб
тебе пусто было! Но это не имеет значения. Зато мы скупили все без
остатка. Это главное.
   И потом целый час Малыш пыхтел, выводя огрызком карандаша какие-то
закорючки на полях газеты трехлетней давности, и чем длинней и загадочней
становились колонки цифр, тем веселее становился он сам.
   - Вот оно! - сказал он наконец. - Здорово, а? Очень даже мило,
по-моему. Смотри, я все подсчитал. В нашем распоряжении ровно девятьсот
семьдесят три яйца. Они нам стоили ровно две тысячи семьсот шестьдесят
долларов, считая песок по шестнадцать долларов унция и не принимая в
расчет наше с тобой время. А теперь слушай. Если мы выжмем из Бешеного по
десять долларов за штуку, мы получим ровным счетом шесть тысяч девятьсот
семьдесят долларов чистого барыша. Вот это куш, скажу я тебе! И половина
моя! Так и запиши, Смок, - я тебе до того благодарен, прямо выразить не
могу. Плевать я хотел на всяких букмекеров, я теперь всю жизнь буду
ставить на кур, а не на лошадей.



                                    4

   В тот вечер в одиннадцать часов, когда Смок спал крепким сном, его
разбудил Малыш; от его меховой парки веяло стужей, а рука, которой он
дотронулся до щеки Смока, была ледяная.
   - Что там еще? - проворчал Смок. - У Салли последняя шерсть вылезла?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.