Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Тогда, шагах в десяти от них, из частого  кустарника  вышел  Кин.  Он
осторожно осмотрелся. Битва  затихала  вдали,  и  замирал  крик  последней
жертвы. Никого не было видно. Он приложил стрелу к тетиве  и  взглянул  на
тех двоих. Тело мужчины ярко белело между  грудью  и  рукой  женщины.  Кин
оттянул тетиву, прицеливаясь. Два  раза  он  спокойно  проделал  это,  для
верности, и тогда только  пустил  костяное  острие  прямо  в  белое  тело,
казавшееся особенно белым в объятиях смуглых рук Тум, рядом с  ее  смуглой
грудью.





                             ВЕЛИКИЙ КУДЕСНИК


     В поселке было  неладно.  Женщины  без  умолку  тараторили  высокими,
пронзительными голосами.  Мужчины  хмурились  и  недоверчиво  косились  по
сторонам,  и  даже  собаки  в  беспокойстве  бродили  кругом,  смутно  чуя
тревожный дух, овладевший всем поселком, и готовясь  умчаться  в  лес  при
первом  внешнем  признаке  беды.  Недоверие  носилось  в  воздухе.  Каждый
подозревал своего соседа и при этом знал, что и его подозревают. Дети и те
присмирели,  а  маленький  Ди-Йа,  виновник  всего  происшедшего,  получив
основательную трепку сперва от Гунии, своей матери, а  потом  и  от  отца,
Боуна, забился под опрокинутую лодку на берегу и мрачно взирал  оттуда  на
мир, время от времени тихонько всхлипывая.
     А в довершение несчастья шаман Скунду был в немилости, и нельзя  было
прибегнуть к его всем известному колдовскому искусству,  чтобы  обнаружить
преступника. С месяц тому  назад,  когда  племя  собиралось  на  потлач  в
Тонкин, где Чаку-Джим спускал  все  накопленное  за  двадцать  лет,  шаман
Скунду предсказал попутный южный ветер.  И  что  же?  В  назначенный  день
поднялся вдруг северный ветер,  да  такой  сильный,  что  из  трех  лодок,
первыми отчаливших от  берега,  одну  захлестнуло  волной,  а  две  другие
вдребезги разбились о скалы, и  при  этом  утонул  ребенок.  Скунду  потом
объявил, что при гадании вышла ошибка - не за ту веревку дернул.  Но  люди
не стали его слушать;  щедрые  приношения  мясом,  рыбою  и  мехами  сразу
прекратились, и он заперся в своем доме, проводя дни в посте и унынии, как
думали все, на самом деле -  питаясь  обильными  запасами  его  тайника  и
размышляя о непостоянстве толпы.
     У Гунии пропали одеяла. Отличные были одеяла, на редкость  толстые  и
теплые, и она особенно хвалилась ими еще  потому,  что  достались  они  ей
почти задаром. Ти-Куон из соседнего поселка был  просто  дурень,  что  так
дешево уступил их. Впрочем, она не  знала,  что  эти  одеяла  принадлежали
убитому англичанину - тому самому,  из-за  которого  так  долго  торчал  у
берега американский полицейский катер, а шлюпки с него шныряли  и  рыскали
по самым потайным проливам и бухточкам. Вот Ти-Куон и поспешил  избавиться
от этих одеял, опасаясь, как бы кто из племени не сообщил  о  происшествии
властям, но Гуния не  знала  этого  и  продолжала  хвалиться  покупкой.  А
оттого, что все женщины завидовали ей, слава о ее одеялах  возросла  сверх
всякой меры и, выйдя за пределы поселка, разнеслась по всему  аляскинскому
побережью от Датч-Харбор до бухты св. Марии. Всюду прославляли  ее  тотем,
и, где бы ни собрались мужчины на рыбную ловлю или на пиршество, только  и
было разговоров, что об одеялах Гунии, о том, какие они толстые и  теплые.
Пропали они самым необъяснимым и таинственным образом.
     - Я только что разостлала их на припеке у самого дома, -  в  тысячный
раз жаловалась Гуния своим сестрам по  племени  тлинкетов.  -  Только  что
разостлала и отвернулась, потому что Ди-Йа, этот дрянной воришка,  задумав
полакомиться сырым тестом, сунул голову в большой железный чан, упал  туда
и увяз, так что только ноги  его  раскачивались  в  воздухе,  точно  ветви
дерева на ветру. И не успела я вытащить его  из  чана  и  дважды  стукнуть

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.