Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вместе смотрели в глаза смерти.
     - Но смерть поперхнулась, - сказал я, улыбаясь.
     - Вы были храбры, господин, - ответил он, - и  у  смерти  не  хватило
наглости заговорить.
     - Почему ты называешь меня "господином"? -  возразил  я,  притворяясь
обиженным. - Мы же поменялись именами. Для тебя я  Отоо.  Ты  для  меня  -
Чарли. И между нами на веки веков ты Чарли, а  я  Отоо.  Таков  обычай.  И
после нашей смерти, если мы встретимся в потустороннем мире, ты все так же
будешь для меня Чарли, а я для тебя Отоо.
     - Да, господин, - ответил он, и глаза его засияли тихой радостью.
     - Ты опять! - закричал я в негодовании.
     - Разве я могу отвечать за то, что произносят мои губы? - сказал  он.
- Это ведь только губы. Но про себя я всегда буду говорить: "Отоо".  Когда
я буду думать о себе, я подумаю о тебе. Когда меня  позовут  по  имени,  я
буду думать о тебе. И над небесами, и за звездами,  отныне  и  навеки.  Ты
будешь для меня Отоо. Это хорошо, господин?
     Я сдержал улыбку и ответил, что хорошо.
     В  Папеэте  мы  расстались.  Я  остался  на  берегу,  чтобы   немного
окрепнуть, а он катером отправился на свой остров Бора-Бора.  Через  шесть
недель он вернулся. Я удивился, потому что, уезжая, он сообщил, что  решил
вернуться домой, к жене и забыть о дальних путешествиях.
     -  Куда  ты  поедешь,  господин?  -  спросил  он,  едва   мы   успели
поздороваться.
     Я пожал плечами. Это был трудный вопрос.
     - Буду скитаться по всему свету, - ответил я, - по всем  морям  и  по
всем островам, которые лежат в этих морях.
     - Я поеду с тобой, - сказал он просто. - Моя жена умерла.
     У меня никогда не было брата, но если судить по другим людям, то вряд
ли хоть один человек на земле имел брата, который бы значил для  него  так
же много, как Отоо для меня. Он был мне и братом, и отцом,  и  матерью.  Я
твердо убежден, что стал лучше и честнее благодаря Отоо. Мне  безразлично,
что обо мне думают окружающие, но я должен был оставаться честным в глазах
Отоо. Он был рядом, и я  не  смел  запятнать  себя.  Я  был  его  идеалом,
конечно, это объясняется его любовью и  обожанием,  но  подчас  я  мог  бы
наделать кучу глупостей, если бы меня не останавливала мысль об  Отоо.  Он
гордился мной, и я уж и сам начинал видеть в себе что-то хорошее, и у меня
выработалась привычка не делать ничего, что могло  бы  подорвать  эту  его
гордость.
     Я, конечно, не сразу понял, как он ко мне относится. Он никогда  меня
ни в чем не упрекал, никогда не порицал, и я не сразу узнал, как высоко  я
стою в его глазах.
     Так же медленно до меня доходило, что он тяжело переживает,  когда  я
стараюсь казаться хуже, чем я есть на самом деле.
     Мы не расставались семнадцать лет, и все эти годы он всегда был рядом
со мной: сторожил мой сон, ухаживал за мной, когда я был  ранен,  бросался
за меня в драку и получал раны. Он служил на суднах вместе со мной, и мы с
ним избороздили весь Тихий океан - от Гавайских островов до мыса Сиднея  и
от  пролива  Торрес  до  Галапагоса.  Мы  вербовали  чернокожих  на   всем
протяжении от Новых Гебрид и островов Лайн до  Луизианы,  Новой  Британии,
Новой Ирландии и Нового Ганновера.  Мы  трижды  пережили  кораблекрушение:
возле островов Гилберта, Санта-Крус и Фиджи. Мы покупали  и  перепродавали
все, на чем можно было заработать доллар,  -  будь  то  жемчуг,  раковины,
копра, трепанги, черепахи, черепаховые панцири и всякая всячина с разбитых
судов.
     Я обо всем догадался в Папеэте, сразу после того, как он объявил, что
пойдет за мной хоть на край света. В ту пору в  Папеэте  был  своего  рода
клуб,  где  собирались  скупщики  жемчуга,  торговцы,  капитаны  и  разные
авантюристы, каких немало в тех краях. Игра  шла  по  крупной,  пили  тоже
немало, и, к сожалению, я засиживался позднее, чем следовало бы.  И  когда
бы я ни вышел из клуба, меня всегда ждал Отоо, чтобы проводить домой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.