Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

островах. И не нашлось бы ни одного человека на Гавайях, кто бы счел  ниже
своего достоинства  переступить  порог  дома  А-чуна  и  пользоваться  его
гостеприимством.  Прежде  всего,  потому  что  бунгало   А-чуна   отвечало
требованиям самого безукоризненного вкуса. Далее, А-чун  был  могуществен.
И,   наконец,    А-чун    являл    образец    добродетели    и    честного
предпринимательства. Хотя деловая мораль была на Гавайях  строже,  чем  на
материке,  А-чун  превзошел  всех  дельцов  Гонолулу  своей  беспримерной,
скрупулезной честностью. Вошло в поговорку,  что  на  слово  А-чуна  можно
положиться так же, как  на  его  долговую  расписку.  Ему  не  нужно  было
скреплять свои обязательства подписью. Он никогда не нарушал слова.
     Через двадцать лет после того, как умер Хотчкис  из  фирмы  "Хотчкис,
Мортерсон и К°", среди забытых бумаг была  обнаружена  запись  о  ссуде  в
триста тысяч долларов, выданной А-чуну. В то время  А-чун  состоял  тайным
советником при короле Камехамехе II. В суете и неразберихе тех дней - дней
процветания и обогащения -  А-чун  забыл  об  этом  деле.  Не  сохранилось
никакой расписки, никто  не  предъявлял  А-чуну  иска,  тем  не  менее  он
полностью рассчитался с  наследниками  Хотчкиса,  добровольно  уплатив  по
сложным процентам сумму, которая значительно превышала основной долг.
     То же произошло и в случае, когда А-чун  поручился  своим  словом  за
неудачный проект осушительных работ в Какику, - в то время  самым  заядлым
пессимистам не снилось, что нужна какая-то гарантия; и А-чун, "не  моргнув
глазом, подписал чек на двести тысяч,  да,  да,  джентльмены,  не  моргнув
глазом", - так доложил секретарь лопнувшего предприятия,  которого,  почти
ни на что не надеясь, послали выяснить намерения А-чуна. И в довершение ко
многим подобным фактам, подтверждавшим твердость его слова, вряд ли был на
островах хоть один более или менее известный человек, которому  в  трудную
минуту А-чун щедрой рукой не оказал финансовой помощи.
     И  вот  теперь  на  глазах  всего  Гонолулу  милое  семейство  А-чуна
превратилось в запутанную проблему. А-чун стал предметом всеобщего тайного
сочувствия, ибо невозможно было представить,  каким  образом  ему  удастся
выкрутиться из этого затруднительного положения. Но  для  А-чуна  проблема
была значительно проще, чем для остальных. Никто,  кроме  него,  не  знал,
насколько далек он  от  своих  родных.  Даже  семейство  его  об  этом  не
догадывалось. А-чун сознавал, что он лишний  среди  собственных  детей.  А
ведь впереди старость, и с каждым годом он будет  отдаляться  от  них  все
больше - это А-чун предвидел. Он не понимал своих детей. Они разговаривали
о вещах, которые не интересовали его и  о  которых  он  понятия  не  имел.
Западная культура не коснулась его. Он оставался азиатом до мозга костей -
это означало, что он был язычником. Христианство его детей казалось А-чуну
бессмысленным. Однако он мог бы не обращать внимания на все  это,  как  на
нечто постороннее, не имеющее значения, если  бы  он  понимал  души  своих
детей. Когда Мод, например, сообщала ему, что расходы по дому составили за
месяц тридцать тысяч долларов, или Альберт просил его пять тысяч  долларов
на покупку яхты "Мюриэль", чтобы вступить в Гавайский  яхт-клуб,  тут  для
А-чуна  не  было  загадок.  Но  его  сбивали  с  толку  сложные  процессы,
происходившие в умах его детей, и другие, странные желания. Прошло немного
времени, и он понял, что мысли каждого сына и каждой  дочери  для  него  -
запутанный лабиринт, в котором ему  никогда  не  удастся  разобраться.  Он
постоянно натыкался на стену, разделяющую Восток и Запад. Души детей  были
недоступны для А-чуна точно так же, как его душа  оставалась  недосягаемой
для них.
     К  тому  же  с  течением  времени  А-чуна   все   больше   влекло   к
соотечественникам.  Запахи  китайского  квартала  притягивали  его.  А-чун
вдыхал их с наслаждением, проходя по улице; и воображение уносило  его  на
узкие, извилистые улочки Кантона, где кипела шумная жизнь. Он  жалел,  что
отрезал косу, желая сделать  приятное  Стелле  Аллендейл  перед  свадьбой;
теперь он всерьез подумывал о том, чтобы обрить затылок и  отрастить  косу
опять. Блюда, которые стряпал высокооплачиваемый повар, не доставляли  ему
такого удовольствия, как напоминающие родину  странные  кушанья  в  душном
ресторанчике китайского квартала. И он гораздо больше  любил  наслаждаться

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.