Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

опасно видеть себя в истинном свете:  жить  тогда  становится  невозможно.
Персиваль Форд на одно лишь мгновение прозрел и увидел себя и своего брата
такими, как есть. Это мгновение прошло - и он  опять  оказался  во  власти
своего ничтожного и ненасытного "я".
     - Я сказал, что вы  получите  хорошее  вознаграждение.  Вы  от  этого
ничуть не пострадаете. Я хорошо заплачу.
     - Ладно, - сказал Джо Гарленд. - Я уеду.
     Он повернулся, собираясь уйти.
     - Джо! - позвал его Персиваль Форд. - Зайдите завтра  утром  к  моему
нотариусу.  Пятьсот  долларов  сразу  и  двести  ежемесячно,  пока  будете
находиться вне островов.
     - Вы очень добры, - тихо ответил Джо Гарленд. - Вы слишком добры.  Но
не надо мне ваших денег. Завтра я уеду на "Аламеде".
     Он ушел, не попрощавшись.
     Персиваль Форд хлопнул в ладоши.
     - Бой, - сказал он слуге-японцу, - лимонаду!
     Он долго сидел за лимонадом, и довольная  улыбка  не  сходила  с  его
лица.





                                 ЧУН А-ЧУН


     Во внешности Чун А-чуна вы не нашли бы ничего примечательного. Он был
небольшого  роста,  худощавый  и  узкоплечий,  как  большинство  китайцев.
Путешественник, случайно встретив его на улице в Гонолулу, решил  бы:  вот
добродушный маленький китаец, владелец какой-нибудь процветающей прачечной
или портняжной мастерской. Что  касается  добродушия  и  процветания,  это
суждение было бы правильным, хотя и не  отражало  бы  истину  во  всем  ее
объеме, ибо добродушие  Чун  А-чуна  было  столь  же  велико,  как  и  его
состояние, а точных размеров последнего  не  представляла  ни  одна  живая
душа. Все знали что, Чун А-чун  чрезвычайно  богат,  но  в  данном  случае
словом "чрезвычайно" обозначалось нечто абсолютно неизвестное.
     Маленькие черные глазки Чун  А-чуна,  хитрые  и  блестящие,  казались
дырочками, просверленными буравчиком. Но они были  широко  расставлены,  и
лоб, нависший над ними, несомненно, принадлежал мыслителю. Ибо  всю  жизнь
А-чуну приходилось  решать  самые  сложные  проблемы.  Не  то,  чтобы  эти
проблемы особенно беспокоили его.  В  сущности,  А-чун  представлял  собой
законченный тип философа, духовное равновесие его не зависело от того, был
ли он мультимиллионером, распоряжающимся  судьбами  множества  людей,  или
простым кули. А-чун всегда пребывал в  состоянии  безграничного  душевного
покоя, не нарушаемого успехом и не смущаемого неудачами.  Ничто  не  могло
сокрушить его невозмутимость: ни удары  плети  надсмотрщика  на  плантации
сахарного тростника, ни падение цен на сахар, когда А-чун уже  сам  владел
этими плантациями. Опираясь на непоколебимую скалу своей удовлетворенности
миром, он  справлялся  с  проблемами,  которыми  людям  вообще  приходится
заниматься не часто, а китайским крестьянам и того реже.
     А-чун  был  именно  китайским  крестьянином,  обреченным  всю   жизнь
трудиться, как рабочая скотина, на полях; но, по велению  судьбы,  в  один
прекрасный день он исчез с этих полей, словно принц  в  сказке.  А-чун  не
помнил своего отца, мелкого арендатора неподалеку  от  Кантона;  не  много
воспоминаний оставила и мать: она умерла, когда мальчику едва  исполнилось
шесть лет. Зато он помнил своего почтенного дядюшку А-ку, на  которого  он
батрачил с шести лет до двадцати четырех. Именно  после  этого  он  исчез,
завербовавшись на три года на  сахарные  плантации  Гавайских  островов  с
оплатой в пятнадцать центов в день.
     А-чун  обладал  редкой  наблюдательностью.  Он  запоминал  мельчайшие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.