Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

притворились, будто их интересуют только пенсы. Понятно? Золотыми монетами
они должны пренебрегать, а серебряные брать, но неохотно. Пусть требуют от
дикарей одни только медяки.
     Пенкберн стал руководить обменом. За пенс из носа Одноглазого он  дал
десять пачек табаку. Поскольку каждая пачка стоила Дэвиду Грифу один цент,
сделка была явно убыточной. Но  за  серебряные  полукроны  Пенкберн  давал
только по одной пачке. От соверенов он вообще отказался.  Чем  решительнее
он отказывался, тем  упорнее  Одноглазый  навязывал  ему  их.  Наконец,  с
притворным раздражением, как бы делая  явную  уступку,  Пенкберн  дал  две
пачки за ожерелье из десяти соверенов.
     - Преклоняюсь перед вами! - сказал Гриф Пенкберну вечером за  обедом.
- Ничего умнее не придумаешь! Вы произвели  переоценку  ценностей.  Теперь
они будут дорожить пенсами и навязывать нам  соверены.  Пенкберн,  пью  за
ваше здоровье! Юнга! Еще чашку чаю для мистера Пенкберна.
     Началась золотая неделя. От зари до сумерек пироги  рядами  стояли  в
двухстах футах  от  шхуны  -  здесь  начиналась  запретная  зона.  Границу
охраняли вооруженные винтовками матросы, туземцы с острова  Рапа.  Пирогам
разрешалось подходить к шхуне только по одной, и чернокожие допускались на
палубу лишь по одиночке. Здесь, под  полотняным  навесом,  сменяясь  через
каждый час, четверо белых вели обмен. Он велся по расценкам, установленным
Пенкберном и Одноглазым. За пять соверенов давали одну  пачку  табаку;  за
сто соверенов - двадцать пачек.  Таким  образом,  людоед  с  хитрым  видом
выкладывал на  стол  тысячу  долларов  золотом  и,  невероятно  довольный,
отправлялся обратно, получив на сорок центов табаку.
     - Надеюсь, у нас хватит курева, - с сомнением  в  голосе  пробормотал
Карлсен, вскрывая второй ящик.
     Олбрайт рассмеялся.
     - У нас в трюме  пятьдесят  ящиков,  -  сказал  он,  -  а,  по  моему
подсчету, за три ящика мы выручаем сто тысяч  долларов.  Зарыт  был  всего
один миллион,  значит,  он  нам  обойдется  в  тридцать  ящиков.  Впрочем,
разумеется, надо иметь резерв на серебро и пенсы. Эквадорские федералисты,
наверное, погрузили на шхуну всю монету, какую нашли в казначействе.
     Пенсов и шиллингов почти не приносили, хотя Пенкберн  постоянно  и  с
беспокойством их спрашивал. Казалось, ему были нужны  только  пенсы,  и  в
глазах его при виде их появлялся жадный блеск. Дикари решили,  что  золото
представляет наименьшую ценность и,  значит,  его  нужно  сбыть  в  первую
очередь. Пенсы же, за которые дают товару в пятьдесят раз больше,  чем  за
соверены,  надо  придержать  и  хранить,  как  зеницу   ока.   Несомненно,
седобородые мудрецы, посовещавшись в своих лесных берлогах, решили поднять
цену на пенсы, как только спустят белым все золото. Как знать? Авось,  эти
чужеземцы станут давать даже по двадцать пачек за драгоценные медяки!
     К концу недели торговля пошла вяло. Тогда изредка  появлялись  пенсы,
которые неохотно отдавались дикарями за десять пачек. Серебра же поступило
на несколько тысяч долларов.
     На  восьмой  день  утром  обмен  прекратился.   Седобородые   мудрецы
приступили к осуществлению своего плана и потребовали по двадцать пачек за
пенс. Одноглазый изложил новые условия. Белые  приняли  это,  по-видимому,
весьма серьезно и начали вполголоса совещаться. Если бы Одноглазый понимал
по-английски, ему все стало бы ясно.
     - Мы получили восемьсот с лишним тысяч, не считая серебра,  -  сказал
Гриф. - Это, пожалуй, все, что у  них  имелось.  Остальные  двести  тысяч,
вероятнее всего,  попали  к  лесным  племенам,  которые  живут  в  глубине
острова. Давайте вернемся сюда через три месяца. За это  время  прибрежные
жители выменяют у лесных эти деньги обратно; да  и  табак  у  них  к  тому
времени уже кончится.
     - Грех будет покупать у них пенсы! - ухмыльнулся Олбрайт. - Это не по
нутру моей бережливой купеческой душе.
     - Начинается береговой бриз, - сказал Гриф, глядя на Пенкберна. - Ну,
как ваше мнение?
     Пенкберн кивнул.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.