Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В душу Месснера начал закрадываться страх. Он чувствовал, что слабеет
под легким прикосновением ее руки. Он уже не был хозяином  положения,  все
его хваленное спокойствие исчезло. Она смотрела на него нежным  взором,  и
суровость этого человека начинала таять. Он видел себя на краю пропасти  и
не мог бороться с силой, которая толкала его туда.
     - Я вернусь к вам, Джон. Вернусь сегодня... сейчас.
     Как в тяжелом сне, Месснер старался освободиться от власти этой руки.
Ему казалось, что он слышит нежную,  журчащую  песнь  Лорелей.  Как  будто
где-то вдали играли на рояле и звуки настойчиво проникали в сознание.
     Он вскочил с койки, оттолкнул женщину, когда  она  попыталась  обнять
его, и отступил к двери. Он был смертельно испуган.
     - Я не ручаюсь за себя! - крикнул он.
     - Я же вас предупреждала, чтобы вы не  теряли  самообладания.  -  Она
рассмеялась с издевкой и снова принялась  мыть  посуду.  -  Никому  вы  не
нужны. Я просто пошутила. Я счастлива с ним.
     Но Месснер не поверил ей. Он помнил, с какой  легкостью  эта  женщина
меняла тактику. Сейчас происходит то же самое. Вот оно  -  завуалированное
вымогательство!  Она  счастлива  с  другим  и  сознает  свою  ошибку.  Его
самолюбие было удовлетворено. Она хочет вернуться назад, но ему это меньше
всего нужно. Незаметно для самого себя он взялся за щеколду.
     - Не убегайте, - засмеялась она, - я вас не укушу.
     - Я и не убегаю, - ответил Месснер  по-детски  запальчиво,  натягивая
рукавицы. - Я только за водой.
     Он взял пустые ведра и кастрюли и открыл дверь. Потом оглянулся.
     - Не забудьте же сказать мистеру... э-э... Хейторну, кто я такой.
     Месснер разбил пленку льда, которая за один час уже затянула прорубь,
и наполнил ведра. Но он не торопился назад в  хижину.  Поставив  ведра  на
тропинку, он принялся быстро шагать взад и вперед,  чтобы  не  замерзнуть,
потому что мороз жег тело, как огнем. К тому времени, когда морщины у него
на лбу разгладились и на лице появилось решительное выражение, борода  его
успела покрыться инеем. План действий  был  принят,  и  его  застывшие  от
холода губы скривила усмешка. Он поднял ведра с  водой,  уже  затянувшейся
ледком, и направился к хижине.
     Открыв дверь, Месснер увидел, что врач стоит у печки, выражение  лица
у него было натянутое и нерешительное. Месснер поставил ведра на пол.
     - Рад познакомиться  с  вами,  Грехэм  Уомбл,  -  церемонно  произнес
Месснер, словно их только что представили друг другу.
     Он не протянул руки. Уомбл беспокойно топтался на месте, испытывая  к
Месснеру ненависть, которую обычно испытывают  к  человеку,  причинив  ему
зло.
     - Значит, это вы, - сказал  Месснер,  разыгрывая  удивление.  -  Так,
так... Право, я  очень  рад  познакомиться  с  вами.  Мне  было...  э-э...
любопытно узнать, что нашла в вас Тереза, что, если так можно  выразиться,
привлекло ее к вам. Так, так...
     И он осмотрел его с головы до ног, как осматривают лошадь.
     - Я вполне понимаю ваши чувства ко мне... - начал Уомбл.
     -  О,  какие  пустяки!  -  прервал  его  Месснер   с   преувеличенной
сердечностью. - Стоит ли об этом говорить! Мне хотелось бы  только  знать,
что вы думаете о Терезе. Оправдались ли ваши надежды? Как она  себя  вела?
Вы живете теперь, конечно, словно в блаженном сне?
     - Перестаньте говорить глупости! - вмешалась Тереза.
     - Я простой человек и говорю, что думаю! - сокрушенным  тоном  сказал
Месснер.
     -  Тем   не   менее   вам   следует   держать   себя   соответственно
обстоятельствам, - отрезал Уомбл.  -  Мы  хотим  знать,  что  вы  намерены
делать?
     Месснер развел руками с притворной беспомощностью.
     - Я, право, не знаю.  Это  одно  из  тех  невозможных  положений,  из
которых трудно придумать какой-нибудь выход.
     - Мы не можем провести ночь втроем в этой хижине.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.