Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

выпирали под шкурой, им было очень тяжело  двигаться.  Я  сурово  выбранил
Джеффа, и он обещал не снимать лыж, но не сдержал слова.  Тогда  я  ударил
его бичом, и уж после этого собаки больше не проваливались в  снег.  Джефф
вел себя, как ребенок; мучения в пути и то, что ты  назвал  лишним  жиром,
сделали его ребенком.
     А Пассук? В то время, как  мужчина  лежал  у  костра  и  плакал,  она
стряпала, по утрам помогала мне запрягать собак, а вечером распрягать  их.
Это Пассук спасала наших  собак.  Она  всегда  шагала  на  лыжах  впереди,
утаптывая им дорогу. Пассук... что вам сказать! Я тогда принимал  это  как
должное и не задумывался ни над чем. Голова моя была занята  другим,  и  к
тому же я был молод и мало знал женщин. И только  позднее,  вспоминая  это
время, я понял, какая у меня была жена.
     Джефф теперь был только обузой. У собак и так не хватало  сил,  а  он
украдкой ложился на нарты, когда оказывался позади.  Пассук  сама  взялась
вести упряжку, и Джеффу совсем было нечего делать. Каждое  утро  я  честно
выдавал ему его порцию еды, и он один уходил вперед, а мы  собирали  вещи,
грузили нарты и запрягали собак. В полдень, когда солнце дразнило нас,  мы
его догоняли - он брел, плача, и слезы замерзали у него на щеках -  и  шли
дальше. Ночью мы делали  привал,  откладывали  порцию  еды  для  Джеффа  и
расстилали его меховое одеяло. Мы разводили большой костер, чтобы ему было
легче заметить нас. И через несколько часов он приходил, хромая, съедал  с
жалобными причитаниями свою порцию и засыпал. Так повторялось каждый день.
Этот человек не был болен -  он  просто  устал,  измучился  и  ослабел  от
голода. Но Пассук и я тоже устали, измучились  и  ослабели  от  голода,  а
между тем выполняли всю работу, - он же не работал. Но  все  дело,  видно,
было в том лишнем жире, о котором говорил брат Беттлз; а  ведь  мы  всегда
честно оставляли ему его порцию еды.
     Раз мы встретили на  дороге  двух  призраков,  странствовавших  среди
Белого Безмолвия, - мужчину и мальчика. Они были белые. На  озере  Ле-Барж
начался ледоход, и все их имущество унесло, только  на  плечах  у  каждого
было по одеялу. Ночью они разводили костер и лежали скрючившись подле него
до утра. У них еще осталось немного муки, и они мешали ее с теплой водой и
пили. Мужчина показал мне восемь чашек муки - все, что у них  осталось,  а
до Пелли, где уже тоже  начался  голод,  было  еще  двести  миль.  Путники
рассказали нам, что с ними шел индеец и они честно делились с ним;  но  он
не мог поспеть за ними. Я не поверил  тому,  что  они  честно  делились  с
индейцем, - почему же он тогда отстал от них?
     Я не мог дать им ничего. Они пытались  украсть  у  нас  самую  жирную
собаку (которая тоже была очень худа), но я  пригрозил  им  револьвером  и
велел убираться. И они ушли, эти два призрака, качаясь, как пьяные, - ушли
в Белое Безмолвие, по направлению к Пелли.
     Теперь у меня оставалось только три собаки и  одни  нарты;  и  собаки
были кожа да кости. Когда мало дров, огонь горит плохо и в хижине холодно,
- так было и с нами. Мы ели очень мало, и потому мороз сильно донимал нас;
лица у нас были обморожены и почернели так, что родная мать не  узнала  бы
нас. Ноги сильно болели. По утрам, когда  мы  трогались  в  путь,  я  едва
сдерживал крик - такую боль причиняли лыжи. Пассук, не разжимая  губ,  шла
впереди и прокладывала дорогу. А янки все стонал и хныкал.
     В Тридцатимильной реке течение быстрое, оно подмыло лед  в  некоторых
местах, и нам попадалось много промоин и трещин, а иногда и сплошь вода. И
вот однажды мы, как обычно, догнали Джеффа, который ушел раньше  и  теперь
отдыхал. Нас разделяла вода. Он-то обошел ее кругом, по  кромке  льда,  но
для нарт кромка была слишком узкой. Мы нашли  полосу  еще  крепкого  льда.
Пассук  пошла  первой,  держа  в  руках  шест  на  тот  случай,  если  она
провалится.  Пассук  весила  мало,  лыжи  у  нее  были  широкие,   и   она
благополучно перешла, затем позвала собак. Но у собак не было  ни  шестов,
ни лыж, они провалились, и течение сейчас же подхватило их,  но  постромки
оборвались, и собак затянуло под лед. Собаки очень отощали, но  все  же  я
рассчитывал на них, как на недельный запас еды, - и вот их не стало!
     На следующее утро я разделил весь небольшой остаток провизии  на  три

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.