Случайный афоризм
Уважающий свое призвание литератор должен писать так, чтобы он мог уважать каждую строчку, выходящую из-под его пера, подпишет ли он ее или нет, получит ли он за нее большой гонорар или маленький. Леонид Николаевич Андреев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Однажды его привело в себя зрелище, от которого он тут же едва не упал без
чувств. Он покачнулся и зашатался,  как  пьяный,  стараясь  удержаться  на
ногах. Перед ним стояла лошадь. Лошадь!  Он  не  верил  своим  глазам.  Их
заволакивал густой  туман,  пронизанный  яркими  точками  света.  Он  стал
яростно тереть глаза и, когда зрение прояснилось, увидел  перед  собой  не
лошадь, а большого бурого медведя. Зверь разглядывал его  с  недружелюбным
любопытством.
     Он уже вскинул было ружье, но быстро  опомнился.  Опустив  ружье,  он
вытащил охотничий нож из шитых бисером ножен. Перед  ним  было  мясо  и  -
жизнь. Он провел большим пальцем по лезвию ножа.  Лезвие  было  острое,  и
кончик тоже острый. Сейчас он бросится на медведя и убьет его.  Но  сердце
заколотилось,  словно  предостерегая:  тук,  тук,  тук  -   потом   бешено
подскочило кверху и  дробно  затрепетало;  лоб  сдавило,  словно  железным
обручем, и в глазах потемнело.
     Отчаянную храбрость смыло волной страха. Он так  слаб  -  что  будет,
если медведь нападет на  него?  Он  выпрямился  во  весь  рост  как  можно
внушительнее, выхватил нож  и  посмотрел  медведю  прямо  в  глаза.  Зверь
неуклюже шагнул вперед, поднялся  на  дыбы  и  зарычал.  Если  бы  человек
бросился бежать, медведь погнался бы за ним.  Но  человек  не  двинулся  с
места, осмелев от страха; он  тоже  зарычал,  свирепо,  как  дикий  зверь,
выражая этим страх, который неразрывно связан с жизнью и тесно  сплетается
с ее самыми глубокими корнями.
     Медведь отступил в сторону,  угрожающе  рыча,  в  испуге  перед  этим
таинственным существом, которое стояло прямо и не боялось его. Но  человек
все не двигался. Он стоял как вкопанный, пока  опасность  не  миновала,  а
потом, весь дрожа, повалился на мокрый мох.
     Собравшись с силами, он пошел дальше, терзаясь новым страхом. Это был
уже не страх голодной смерти:  теперь  он  боялся  умереть  насильственной
смертью, прежде чем последнее стремление сохранить жизнь заглохнет  в  нем
от голода. Кругом были волки. Со всех сторон в этой пустыне  доносился  их
вой, и самый воздух вокруг дышал угрозой так неотступно, что  он  невольно
поднял руки, отстраняя эту  угрозу,  словно  полотнище  колеблемой  ветром
палатки.
     Волки по двое и по трое то и дело перебегали ему дорогу.  Но  они  не
подходили близко. Их было не так много; кроме того, они привыкли охотиться
за оленями, которые не сопротивлялись им, а это странное  животное  ходило
на двух ногах, и должно быть, царапалось и кусалось.
     К вечеру он набрел на кости, разбросанные  там,  где  волки  настигли
свою добычу. Час тому назад это был  живой  олененок,  он  резво  бегал  и
мычал. Человек смотрел на кости, дочиста обглоданные, блестящие и розовые,
оттого что в их клетках еще не угасла жизнь. Может быть, к концу дня и  от
него останется не больше? Ведь такова жизнь,  суетная  и  скоропреходящая.
Только жизнь заставляет страдать. Умереть не  больно.  Умереть  -  уснуть.
Смерть - это значит конец, покой. Почему же тогда ему не хочется умирать?
     Но он не долго рассуждал. Вскоре он уже  сидел  на  корточках,  держа
кость в зубах и высасывал из нее  последние  частицы  жизни,  которые  еще
окрашивали ее в розовый цвет. Сладкий вкус мяса, еле слышный,  неуловимый,
как воспоминание, доводил его до бешенства. Он стиснул зубы крепче и  стал
грызть. Иногда ломалась кость, иногда его  зубы.  Потом  он  стал  дробить
кости камнем, размалывая их в кашу, и глотать  с  жадностью.  Второпях  он
попадал себе по пальцам, и все-таки, несмотря  на  спешку,  находил  время
удивляться, почему он не чувствует боли от ударов.
     Наступили страшные дни дождей  и  снега.  Он  уже  не  помнил,  когда
останавливался на ночь и когда снова пускался в  путь.  Шел,  не  разбирая
времени, и ночью и днем, отдыхал там, где падал, и тащился  вперед,  когда
угасавшая в нем жизнь вспыхивала и разгоралась ярче. Он больше не боролся,
как борются люди. Это сама жизнь в нем  не  хотела  гибнуть  и  гнала  его
вперед. Он не страдал больше. Нервы его притупились, словно  оцепенели,  в
мозгу теснились странные видения, радужные сны.
     Он,  не  переставая,  сосал  и  жевал  раздробленные  кости,  которые

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.