Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

с ним, они  осыпали  его  оскорбительной  бранью,  а  старуха,  замыкавшая
шествие, остановилась и, вытянув костлявую руку с когтями гарпии,  оскалив
зубы  и  тряся  головой,  прокляла  его.  Один   за   другим   прокаженные
перебирались через скалистую  гряду  и  сдавались  притаившимся  в  засаде
солдатам.
     - Теперь ты можешь идти, - сказал Кулау  капитану.  -  Я  никогда  не
сдамся. Это мое последнее слово. Прощай.
     Капитан соскользнул вниз, к своим солдатам.  В  следующую  минуту  он
поднял надетый на ножны  шлем,  и  пуля,  выпущенная  Кулау,  пробила  его
насквозь. До вечера они стреляли по нему с берега, и когда он ушел выше, в
неприступные скалы, солдаты двинулись за ним следом.
     Шесть недель гонялись они за Кулау среди острых вершин  и  по  козьим
тропам. Когда он  скрывался  в  зарослях  лантаны,  они  расставляли  цепи
загонщиков и гнали его, как кролика, сквозь  лантановые  джунгли  и  кусты
гуава. Но всякий раз он путал следы и ускользал от них. Настигнуть его  не
было возможности. Если преследователи наседали вплотную,  Кулау  пускал  в
дело винтовку, и они уносили своих раненых по  горным  тропинкам  к  морю.
Случалось, что солдаты тоже стреляли, заметив, как  мелькает  в  чаще  его
коричневое тело. Однажды они нагнали  его  впятером  на  открытом  участке
тропы и выпустили в него все заряды. Но он, хромая, ушел от  них  по  краю
головокружительной пропасти. Позже  они  нашли  на  земле  пятна  крови  и
поняли, что он ранен. Через шесть недель на него махнули рукой. Солдаты  и
полицейские возвратились в Гонолулу,  предоставив  ему  долину  Калалау  в
безраздельное  пользование,  хотя  время  от   времени   охотники-одиночки
пытались изловить его... на свою же погибель.
     Два года спустя Кулау в последний раз заполз в заросли  и  растянулся
на земле среди листьев ти и цветов  дикого  имбиря.  Свободным  он  прожил
жизнь и свободным  умирал.  Стал  накрапывать  дождь,  и  он  закрыл  свои
изуродованные ноги рваным  одеялом.  Тело  его  защищал  клеенчатый  плащ.
Маузер он положил себе на  грудь,  заботливо  стерев  со  ствола  дождевые
капли. На руке, вытиравшей винтовку, уже не было пальцев;  он  не  мог  бы
теперь нажать на спуск.
     Он закрыл глаза, слабость заливала тело, в голове стоял туман,  и  он
понял, что конец его близок. Как дикий зверь, он заполз в чащу умирать.  В
полусознании, в бреду он возвращался мыслью к дням своей юности на Ниихау.
Жизнь угасала, все тише стучал по листьям дождь, а ему  казалось,  что  он
снова объезжает диких лошадей и строптивый  двухлеток  пляшет  под  ним  и
встает на дыбы; а вот он бешено мчится  по  корралю,  и  подручные  конюхи
разбегаются в стороны  и  перемахивают  через  загородку.  Минуту  спустя,
совсем не удивившись этой внезапной перемене, он гнался за  дикими  быками
по горным пастбищам, и, набросив на них лассо, вел их вниз,  в  долину.  А
загоне, где клеймили скот, от пота и пыли ело глаза и щипало в носу.
     Вся его здоровая, вольная молодость грезилась ему, пока  острая  боль
наступающего конца не вернула  его  к  действительности.  Он  поднял  свои
обезображенные руки и в изумлении посмотрел на них. Почему? Как?  Как  мог
он, молодой, свободный, превратиться вот в это? Потом он вспомнил все и на
мгновение снова стал Кулау-прокаженным. Веки его  устало  опустились,  шум
дождя затих. Томительная дрожь прошла по телу. Потом и это  кончилось.  Он
приподнял голову, но сейчас  же  снова  уронил  ее  на  траву.  Глаза  его
открылись и  уже  не  закрывались  больше.  Последняя  мысль  его  была  о
винтовке, и, обхватив ее беспалыми руками, он крепко прижал ее к груди.





                              ЛИГА СТАРИКОВ


     В Казармах судили человека, речь шла о его жизни и  смерти.  Это  был

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.