Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                ХУДОЖНИКУ.

         Мне все твоя мерещиться работа,
         Твои благословенные труды :
         Лип, навсегда осенних, позолота
         И синь сегодня созданной воды.

         Подумай, и тончайшая дремота
         Уже ведет меня в твои сады,
         Где, каждого пугаясь поворота,
         В беспамятстве ищу твои следы.

         Войду ли я под свод преображенный,
         Твоей рукою в небо превращенный,
         Чтоб остудился мой постылый жар ?..

         Там стану я блаженною навеки
         И, раскаленные смежая веки,
         Там снова обрету я слезный дар.
                            1924

                * * *                              33

         Здесь Пушкина изгнанье началось
         И Лермонтова кончилось изгнанье.
         Здесь горных трав легко благоуханье,
         И только раз мне видеть удалось
         У озера, в густой тени чинары,
         В тот предвечерний и жестокий час -
         Сияние неутоленных глаз
         Бессмертного любовника Тамары.

                     Кисловодск,1927


                  * * *
         Если плещется лунная жуть,
         Город весь в ядовитом растворе.
         Без малейшей надежды заснуть
         Вижу я сквозь зеленую муть
         И не детство мое, и не море,
         И не бабочек мрачный полет
         Над грядой белоснежных нарциссов
         В тот какой-то шестнадцатый год...
         А застывший навек хоровод
         Надмогильных твоих кипарисов.
                            1928

                * * *
         Тот город, мной любимый с детства,
         В его декабрьской тишине
         Моим промотанным наследством
         Сегодня показался мне.

         Все, что само давалось в руки,
         Что было так легко отдать :
         Душевный жар, молений звуки
         И первой песни благодать -


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.