Случайный афоризм
Главное в модном писателе то, что он модный, а не то, что он писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Куда верней библейские стихи! --
хотя бы в безыскусной устной передаче.

Я духом нищ и сердцем сокрушен,
мне тяжек демонизм пушкиноведов-
их ересью я долго был обременен,
о чем узнал из Нового Завета.

Летят в камин бесшумным косяком
тома  Истории кумиропочитанья .
Я больше не пишу стихов в альбом.
Я видел, Господи, твое сиянье.




ПОТЕРЯННЫЕ МОКАСИНЫ

(орбита Фенимора Купера)

Удельный вес ледяного плена в растворе солнечной зимы, тающего в этом растворе тонизирующим порошком, не более апельсина. Отражаются в прозрачных лужах лакающие из луж огненные собаки, выскочившие из желтизны огромных грейпфрутов. Отражаются с высоты плавучих льдин в синеглазой воде пчелиный мед одуванчиков и небесная акварель подснежников. Весна и лето идут под уклон, в утихомирившихся лесах не слышно более флейты: трава отцветает и сохнет, это засвидетельствовано не мной, усыпляющий шелест листвы, желтеющим березам надо менять гардероб.




ДВИЖЕНИЯ ОДЕЖД
	Непонятное волнение вызывают стихи Валеры Артамонова, некоторые их строки, - похожее на подергивание за рукав.
	Но едва ли мы можем одолжить свои рукава другому, дать только подрагивание от этого подергивания или целиком ссудить кому-то свои рукава, которые отращиваются и оглаживаются, быть может, не в одном рождении.
	Я намеревался писать о Валерином христианстве, что оно наивное и теплое, пожалуй не имевшее прежде голоса в русской поэзии, в бармах и ризах византизма, что оно напоминает песни св.Франциска, который отроком в своей серединной Умбрии пел о Боге почему-то по-галльски, не на родном языке. Однако сам Валера говорит о  плаще христианина , так пусть это плащ, мне не хочется пока видеть здесь что-то более плотное.
	Я собирался говорить о пост-обэриутском смещении от точного слова к точному сочетанию слов, о большем, что ли, доверии к нему. Слова порою деформируясь впускают друг друга в свое тесное место, как электронные оболочки атомов, как складки одежд любовников.
	Я хотел остановиться особо на том, что поэзия Валеры насквозь визуальна - и не в том убогом смысле, когда этим словом обозначаются стихи нечитаемые вслух вследствие их дрянности.  Я вижу  - для него главное слово, все воспринимаемое, в том числе и шестым буддийским чувством - разумом, - он называет зрением и пересказывает зрительными образами (зрительным образом).
	Я хотел писать о том, что некоторые стихотворения в этой книге напоминают пять или шесть собранных подряд хокку, очень чистых и нейтральных, а повторяющиеся из стихотворения в стихотворение слова и целые строки дают ощущение навязчивости, неотступности, что традиционно связывается с лирической достоверностью.
	Но остановился я, по сути, гораздо раньше, лишь на непонятном волнении, что вот - нечто в этой книге является значимым, а иные места, как кажется, имеют мало смысла, или их смысл от нас ускользает, но если спросить, что это, какого рода эта значимость и этот смысл, - я не буду знать, что ответить.
	 Перемещенье птиц на белом покрывале  - фраза, постоянно имеющая эхо на протяжении книги, - взлеты, летания, переминания, именования птиц: чаек, снегирей, воробьев, синиц и птиц просто, голубей, пианино, бабочек, пчел и мух, которые по основному признаку тоже птицы. И смещение, смешение, сочетание, слово-сочетание на белом покрывале страницы - а страница открывает, и приоткрывает, и прикрывает - приводит на память театр теней, где действие происходит за закрытой страницей, под ее покровом - напоминает именно потому, что в графике спектакля теней какой-нибудь запах плаща, или складка жабо, или утомленная линия рукавов (увлажненных, разумеется) важнее, чем выражение лица актера - оно вовсе не важно.
	Слова мягко и иногда красиво превращаются друг в друга, как на теневом экране край плаща, только что изображавший волнующееся море, в следующее мгновение становится бутоном, и бутон распускается или увядает. Предметы не пытаются уныло соответствовать самим себе реальным, скорее всего, не подозревают за собою какой-то формы или массы. Футболисты превращаются в рыбок, но не настаивают, что это навсегда.
	Театр теней не показывает лица, поэтому, должно быть, антрепренеры после спектакля выводили актеров на показ, чтобы дать удостовериться - вот, китаец. Валера не делает этого, его поэтическая физиономия не становится более ясной в результате книги, как и таинственный город Ноябрьск, которым помечены его письма, - скорее всего, топонимический эквивалент зимы, происходящей в его стихотворениях, симптом убывания наименовательной силы ( адамизма  по Гумилеву) на краю советского времени. Я не верю, что такой город существует.
	Мы не знаем, где находится Валера Артамонов, вот что приходится признать. Мы видим колыхание одежд за занавесью, которые, может быть, находятся от нее на некотором расстоянии, где-либо.

М.Блазер


                                  Содержание:

Как если бы вдруг распустились... 		3
Наблюдение 		4
Еще наблюдение 		5
Псалом ( Слава тебе, господи, за все... )		6
Псалом ( На груди желто-синей синицы... ) 		7
Лед 		8
 Неуклюжая птица вывалилась из телевизора...  		9
 В платяном шкафу чудес немало...  	10
Ель 	11
 От яств дымились белые столы...  	12
 Довольно холодно. Довольно много бегает собак...  	13
Чудо 	14
Сирень 	15
 Желто-зеленый попугай...  	16
Футбол 	17
Казино 	18
Жемчужина 	19

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.